Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 23.08.2019 / 4755

Далёкие берега

Илья Квацашвили, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Одно из удивительных открытий детства - возможность близко рассмотреть предмет, не только не помогает, но и подчас мешает познать суть предмета. Или явления.

Или человека. Рассмотрев вблизи гения, мы поймём, что он гений? Миллиардер нам покажется успешным бизнесменом? Или покажется идиотом?

Ковёр

Мне года четыре. Я лежу на боку и рассматриваю ковёр. Комната залита солнечным светом. Взрослых рядом нет, наверно сидят на кухне, наслаждаясь тишиной моего сончаса. Я лежу и рассматриваю ковёр всё ближе и ближе. Удивительный, почти магический момент. Солнце ещё высоко, но уже пошло к горизонту. Свет мягкий, рассеянный и обволакивающий. Я вижу каждую ворсинку, как будто разглядываю её под микроскопом. Родители на днях взяли меня с собой на работу, где я впервые увидел микроскоп и поразглядывал в нём разные штуки.

"Умение воплотить образ возникший у тебя в голове, хоть в глине хоть на бумаге, меня завораживает."

Удивительно, но привычной красоты ковра я не вижу. Красоту микро мира, обычно недоступного глазу вижу, а красоты ковра нет. Где тот насыщенный багровый цвет? Нити вблизи совершенно другие, какие-то коричневые, и гораздо более блёклые. Не виден и орнамент. Лишь мешанина переплетений того участка на который я смотрю. Встаю, отхожу к дальней стене, что бы видеть его целиком. Всё по прежнему. И цвета и орнамент... Вот только моё чувство другое. Теперь я знаю...

Друг

Мне лет шестнадцать. Моему другу Сашке пятнадцать. Мы садим у меня в комнате. Родители на работе. Есть пара свободных часов подростковой жизни. Мы сидим и говорим о самых важных вещах в мире. В комнате творится магия, магия общения почти взрослых детей.

Я верчу в руках принесённый глиняный череп. Сашка слепил его тайком от учителя, на занятиях по гончарному кругу. Я с тоской думаю, что никогда не научусь ни рисовать, ни лепить, как мой друг, который занимается этим лет с пяти. Умение воплотить образ возникший у тебя в голове, хоть в глине хоть на бумаге, меня завораживает. А когда я искренне восхищаюсь его поделками или рисунками, он только отмахивается, мол это всё легко, не стоит и внимания.

— А сколько книг ты прочитал? - вдруг спрашивает меня Сашка, разглядывая полки шкафов и стеллажей.
— В смысле - всего? Не знаю, не считал, - я слегка удивлён вопросом.

— А по полкам хотя бы покажи, какие читал уже? - не унимается мой друг.

— Так все... ну, в этой комнате. Ещё у родителей и у дедушки книги. Ну может половину от этого количества ещё. Но к себе в комнату я самые любимые поперетаскивал, которые перечитываю иногда.

Сашка крутит головой, видимо пытаясь сосчитать количество книг. Наконец оборачивается ко мне.

— Ты их ещё и перечитываешь? Блин, я наверно никогда столько не прочитаю... - с тоской изрекает товарищ.

— Да брось! Попадётся интересная книжка, которая тебя увлечёт, потом сам не заметишь, как прочитанные книжки полками считать будешь.

Я искренне удивлён тоской в глазах друга, а сам продолжаю печально крутить глиняный череп в руках...

Любовь и любовница

Мне двадцать три. На дворе осень, под ногой лужа, передо мной Катя. Молодая, красивая, творческая. Любит петь, рисовать и бить в барабан. Ветер треплет её волосы, раздувая мои романтические чувства.

— Спасибо. Это была чудесная прогулка... - робко целую её в щёку и как всегда не глядя удаляюсь уже окутанный своими мыслями. Я даже не помню выражения её лица. Осталась ли она разочарована, или наоборот довольна? Важно, что для меня она хрупкий и романтичный образ. И я злюсь на себя. Потому что ни как не могу приблизиться или сблизиться с этим образом.

Осенний ветер, раздувавший огонёк романтики, перестарался. Небольшой тлеющий костерок в душе разросся и перекинулся на соседнее здание, тут же объяв его целиком. Тело требовало свою долю любви. Не помню чтобы доставал телефон и звонил куда-нибудь. Но я уже сижу в такси, которое везёт к ожидающей меня любовнице с подозрительно...

Илья Квацашвили, автор с Тёмной Стороны Бизнеса
Автор в - Facebook
Автор в - Instagram


Советуем почитать:

Суперзвезда разговорного жанра
Стремиться ли к осознанности?
Сказ о Иване Дураке, или как человек страждет Магию
Цена счастья
Роль прошлого в настоящем
Точильный камень для внимания


Ромовая баба

— Марат, Марат, Марат!.. Мы не можем быть вместе, — сказала Поля. Мы ехали в такси. Прижимались друг к другу и целовались.

— Почему?

— Марат, у тебя есть девушка, у меня есть парень.

— Я расстанусь с Эсфирь. Ты бросишь Петю, — во мне проснулась пьяная решительность. Смешивал в тот вечер пиво с вином, а вино с водкой.

— Не бросишь... — Поля была рассудительна. Пила мало. Ограничилась вином.

Читать дальше...

Любовь по подписке

Психотипы, совместимости, гороскопы... люди узнали про такое количество факторов якобы влияющих на создание и долгосрочность отношений, что почти совсем забыли про Амура, ну или Купидона. Когда-то его стрелы могли связать судьбу двух влюблённых не на одну жизнь. Но теперь одной стрелы едва хватает, чтобы они провели вместе ночь.

Читать дальше...

Кольцо с дельфинами

Причёска называется каре. Она коротко стриглась. Оставляла только тоненькую косичку рядом с левым ухом... Ещё она называла все своими именами. Могла в глаза человеку объявить:

— Ты — идиот!

Познакомились мы с ней, потому что вместе квартиру снимали. Скинулись первокурсниками на хату впятером. А потом распределили комнаты.

В комнату с балконом въехала семейная пара (одногруппница рано выскочила замуж), большой зал достался девочке с косичкой и её подруге. А я забрал себе маленькую комнатку. Положил на пол матрас, поставил компьютер также на пол. На стопки книг складывал одежду. Про соседок сразу решил...

Читать дальше...

Дороги детства

— Я помню себя с трёхлетнего возраста...

— А я вообще с двух лет.

Друзья соревновались за самые ранние воспоминания. А я понимал, что не помню себя в детстве... Не то, чтобы вообще не помню. Я не помню зиму. Помню только лето и тот момент, когда это лето детства закончилось.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен