Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Книги / 19.12.2020 / 7361

Душевный покер

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

— Вы задумывались: почему в «Фаусте» Бог не принял победы Дьявола? По условиям игры Дьявол должен был добиться, чтобы Фауст воскликнул «Остановись мгновение, ты прекрасно!», — спрашивал худой парень с очень длинными руками и короткой козлиной бородой. Голос у него был визгливый. — И Дьявол выполнил условие. Но в «Фаусте» Гёте Мефистофелю засчитали поражение.

Юриспруденция — это всё-таки дитя философии...

— Дьявол играл грязно. «Foul play», как сказали бы англичане. Фауст был слеп, поэтому не знал, что вокруг него развлекаются черти. Он думал, что это люди строят новый дивный мир… А раз заветные слова были выужены обманным путем, то Бог и не засчитал победу Дьявола, — миролюбиво отвечал коренастый брюнет с острым кадыком.

— А может быть Дьявол проиграл просто, потому что Бог в игре являлся и судьей, и игроком? Он мог правила трактовать так, как ему выгодно, — не сдавался собеседник.

— Так если Бог являлся и судьей и игроком, то Мефистофелю и не стоило садиться за игру? Или может быть поражение Дьявола ведёт к победе? И отступая, он шёл вперёд... Вопрос философский, — брюнет расслабленно провёл пальцами по вазе с орешками. Одет он был на восточный манер. Длинный пёстрый не то халат, не то камзол, бархатные мокасины на босу ногу.

Видимо, это и есть хозяин. Прав был Миша, пригласивший Семёна игру, с причудами хозяин. И дом его причудлив. В нём всё казалось невозможно огромным. Если стена напротив ещё виднелась, то влево и вправо зал уходил будто бы в бесконечность.

В центре зала расположился камин, жар от которого чувствовался даже возле входа. Семён читал, что в средние века в замках бывали камины, в которых на вертеле мог поместиться кабан. Но в этот влез бы даже буйвол. Огромный дымоход уходил единственной колонной в высокий потолок.

Справа от входа стояла вычурная барная стойка. За ней шёл литературный диспут. Вслед за девушкой Семён подошёл к дискутирующим, и видя, что объявлять о его прибытии не собираются, присел у края. Решил оглядеться и послушать разговор о «Фаусте», которого он, к стыду своему, ни разу не читал.

— Вопрос: если Бог и Дьявол спорят, заключают пари, то получается, что они равны? Это явления одного масштаба? Если да, то кто тогда судья? И кто выиграл в пари: Дьявол или Бог? Это не философский вопрос. Это вопрос юридический, — продолжал длиннорукий. Спорщик не произвёл впечатления на Семёна. У него таких спорщиков целый офис — программисты любят всякую ерунду часами обсуждать.

— Ну тогда вопрос и юридический, и философский. Юриспруденция — это всё-таки дитя философии, — мягко отвечал мужчина в камзоле.

— Ага, американские адвокаты — современные философы... Но концовка «Фауста» Гёте всё равно не даёт мне покоя. Мне она кажется фальшивой... Вы же знаете: изначально легенда гласила, что Фауст поддался соблазну. И победа Дьявола была очевидной…

— Николай, не мне вам говорить, что писатель имеет право на свою трактовку. А на месте Дьявола я был бы благодарен за любое упоминание у Гёте. Как и за упоминание в вашем романе.

Семён внимательнее посмотрел на длиннорукого. Ишь ты, писатель. Пожалуй, первое впечатление оказалось обманчивым…

— Я бы сделал финал открытым. Пусть бы читатели выступили в качестве присяжных и решили — кто победил в пари: Дьявол или Бог? — Николай встал и начал прохаживаться перед баром.

— Любопытный ход. И я с радостью обсужу его с вами… Но чуточку позже… А то прямо-таки неловко перед нашим гостем.

Брюнет кивнул Семёну.

— Семён, вы уж меня извините великодушно. Разговоры с писателями — моя слабость... Как вы добрались? Жители нашей деревеньки гоняют как безумные. Знаете же, что даже дорогу к Рублевке называют дорогой смерти? Стоит человеку заработать миллион долларов, как он считает себя повелителем жизни…

— Прекрасно, спасибо! Повезло с пробками… Да и в этих краях часто бываю. «Дорогой смерти» нас, москвичей, не напугаешь… Рад с вами познакомиться, — Семён показывал уверенность, которую, как часто бывало, не чувствовал, и протянул руку.

— Взаимно, любезнейший, взаимно! Очень рад. Позвольте представиться… Плутон...

— Платон, — не расслышал Семён, пожимая руку хозяину. Ладонь оказалась неожиданно холодной и жёсткой. Будто птица когтями сжала руку.

— Можно и Платон... Как только меня не величали, — рассмеялся брюнет глядя прямо в глаза мужчине. — Но и я вас тогда буду звать Сэмом… С Лили вы уже познакомились?

— Не успел узнать её имя…

— Не страшно... Только осторожно, — хозяин неожиданно подмигнул и отпустил руку. — Она любит быть сверху... Первый муж на это жаловался. Лилит, пора собирать гостей к столу…

Платон громко объявил:

— Игра начинается!..

Семён увидел, как из тёмного угла вышел его знакомый — Михаил. Человек, пригласивший его в этот странный дом на игру…
Читать пятую главу



Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен