Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 28.09.2021 / 1873

Жизнь в промежутках Или Поцелуй Смерти

Илья Квацашвили, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Смерть прогуливался по почти пустому парку наслаждаясь чудесным вечером. Яркое, но уже не столь тёплое солнце подсвечивало по-осеннему богатую палитру листвы. Деревья Смерть любил. Они его не боялись. Достойно и безропотно принимая кончину каждую зиму, они возрождались с весенним теплом уже немного другими.

Смерть рассматривал аллею по которой шёл. Его привело сюда ощущение, что сегодня он должен с кем-то случиться.

Он залюбовался полётом бардово-красного кружевного листа, только что сорвавшегося с ветки кряжистого дуба. Ветерок подхватил его и погнал в сторону реки.

— Знаете, если бы деревья могли говорить… — дребезжащий, будто жестяная банка с болтами голос заставил Смерть обернуться.

Ключ технологически проще замка

Под обширной кроной дуба расположились пара столов со скамейками. За ближайшим сидел белёсо-седой старик.

— И что было бы, умей деревья говорить? — спросил Смерть.

Старик расставлял шахматные фигуры, периодически сверяясь с газетной вырезкой, вклеенной в записную книжку. Он поднял взгляд на Смерть, подмигнул и заявил:

— Их было бы не заткнуть.

Смерть помолчал, будто обдумывая слова старика, затем слегка вытянул костлявый палец в сторону стола.


— Любите шахматы?

— Люблю? — старик рассеянно почесал за ухом. — Скорее они меня завораживают. Самая наглядная иллюстрация жизни. Можно сказать ключ к её пониманию. Иронично, что интерес к шахматам у меня появился лишь на склоне лет… Может сыграем?

Тёмные провалы глаз Смерти на миг вспыхнули огнём любопытства. Он присел за стол...


Связанные рассказы:

Шкаф Апокалипсиса
Слепой Случай стучится в дверь
Любовь по подписке

Рассказы на тему:

Змей-Гордыныч и два грамма удовольствия
Роль прошлого в настоящем
или Кто мы и откуда?

Когда подводить черту?
Вкус цвета
Или Ключ к пониманию

Зачем нужны отношения?


Самовыразительная коммерция

От волнения Макс задыхался, спотыкался, матерился, потел и размахивал руками. Ну, а вы бы, что делали, если бы ваша мечта сбылась? А у Макса она сбылась. Он стоял рядом с кампусом Стэнфорда (один из самых известных универов в мире) и давал интервью Юрию Дудю (самому известному интервьюеру в России). Слово «самое» часто повторяется. Но что поделать. В Штатах от него не сбежишь. Тут либо ты «самый», либо жуёшь размороженный в микроволновке бургер, купленный за 99 центов.

— Ты из Ульяновска? Как ты из Ульяновска оказался в Кремниевой долине? — спросил Юра со своей фирменной интонацией.

Читать дальше...

Кольцо с дельфинами

Причёска называется каре. Она коротко стриглась. Оставляла только тоненькую косичку рядом с левым ухом... Ещё она называла все своими именами. Могла в глаза человеку объявить:

— Ты — идиот!

Познакомились мы с ней, потому что вместе квартиру снимали. Скинулись первокурсниками на хату впятером. А потом распределили комнаты.

В комнату с балконом въехала семейная пара (одногруппница рано выскочила замуж), большой зал достался девочке с косичкой и её подруге. А я забрал себе маленькую комнатку. Положил на пол матрас, поставил компьютер также на пол. На стопки книг складывал одежду. Про соседок сразу решил...

Читать дальше...

Собрание собственников

Жизнь мирно протекала в кипрском посёлке имени Афродиты. По утрам чирикали птички. Коты объединялись в банды, а потом на стрелках выясняли — кому достанется территория у самых сердобольных хозяев, а кому у помойки. Владельцы недвижимости начищали до блеска свои аккаунты в Airbnb и ждали приближения высокого сезона. Сезона, когда из-за жары днём городок будет вымирать, а море успокоится и перестанет биться в истерике о волнорезы, вследствие чего в воде появятся стайки детишек, а пьяные русские косяками поплывут за буйки...

Читать дальше...

История про клаббера-программиста, кинезиолога-кибернетика и писателя-инвестбанкира

— Мне надо самоопределиться! — стартовал с банальности наш собеседник. Мы с Илюхой испытали боль зубовную. Из глубин памяти поднимались тени бизнесменов, потерявших жизнь в попытках самоопределиться, а точнее — навесить на себя ярлык. Наш визави тем временем метал на стол имена великих:

— Нассим Талеб — это второй писатель после Николая Мохова (у Николая Мохова ЧСВ растёт будто курс биткойна на ажиотаже), Джон (ну конечно же Гриндер, сооснователь НЛП), Кастанеда (естественно собеседник практиковал тенсегрити)...

А дальше повесть он свою излагал. И повесть его опровергала теории многих уважаемых авторов, в том числе и упомянутых. Я б эту повесть пером записал, бумагу свернул б и в бутылку вложил, на яхте б в море вышел и закинул в воды глубокие. Но нет у меня яхты, нет и пера, посему читайте буквы электронные...

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен