Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Рассказы / 08.08.2020 / 1113

Шкаф Апокалипсиса

Илья Квацашвили, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Конец Света отменили. Ну или перенесли на неопределённый срок. Тысячелетиями человечество жило со страхом скорого конца. Нет, страх личного конца остался. Но всё-таки технологии, медицина, да и просто продолжительность жизни... в общем, страх всеобщего вымирания как-то отодвинулся на второй план.

Это не могло не отразиться и в космических сферах. Сущности сотворённые этим страхом, одна за другой остались без работы. Большинство отправилось заниматься своими, непостижимыми человеческим разумом, делами. Но некоторые решили задержаться и поизучать жизнь этих любопытных существ — Человеков.

Знакомьтесь — четыре Вестника отменённого (или всё же отложенного?) Апокалипсиса.

Все человеческие инструкции актуальны лишь несколько мгновений до их написания. Затем они безнадёжно устаревают

Смерть. Мыслитель. Философ-натуралист. (Да-да, тут я полностью согласен с уважаемым Пратчеттом — Смерть, конечно же мужского пола). Неустанно изучает жизнь во всех её проявлениях. Склонен к чёрному юмору. Характер присутствует, но лучше с ним не сталкиваться.

Чума. Кокетка, любящая путешествия и общение. Влюбилась в интернет. Была поражена неограниченной возможностью перемещаться и распространять своё слово не сходя с места. Характер ветреный.

Голод. Гедонист и прагматик. Восхищён кулинарными достижениями человечества. Любимое выражение «Жрать!». Характер прямолинейный.

Война. Многие могли бы подумать, что это девушка... Но нет! И тут мужик. Высокий, решительный. В делах порывистый. Любит посещать различные соревнования и обучения. Интересует всё, что разделяет мир на «правильное» и «неправильное». Характер вздорный.

Побродив какое-то время по земле в одиночку, они собрались вновь вместе и решили пожить шведской семьей. Обосновались в тихом европейском городке. Смерть раздобыл им жильё. Не вдаваясь в подробности, лишь упомянул что-то о наследстве. Чума, как любая женщина, тут же взялась обустраивать пространство... руками мужчин. Пожалуй на этом моменте мы и присоединимся к ним.

В комнате творилось таинство.

— Вставьте шуруп Сигма (Σ) в отверстие Хе (ה) и закрутите инструментом Гейн (ﻎ)... — Смерть с сомнением посмотрел на изогнутый шестигранник в костлявой руке. Судя по шляпке болта, требовался другой инструмент, с большим количеством граней, и меньшего диаметра. Но в комплекте его не было.

— Кажется я нашла похожий инструмент... хотя... — Чума задумчиво накручивала локон на палец исследуя виртуальные просторы с ноутбука. — Кто-нибудь помнит арамейский?

— Да мы вообще не в ту сторону двигаемся! И вообще не движемся! В брошюре было сказано, что эту модель можно собрать в одиночку за полчаса! — Война размахивал какой-то деталью. В неистовом взоре явно читалось желание разбить деталь о чью-нибудь голову. Но, прийдя к выводу, что кругом только свои, Война в сердцах отбросил её в угол. — Оглянитесь — мы будто демона вызвать пытаемся, а не шкаф собрать!

— Я бы уже не против и демона вызвать, — проговорил Смерть, не отрывая задумчивого взгляда от болта. — С условием, что он явится со своими инструментами и знает, как собрать этот мавзолей для одежды.

— Тогда надо вызывать шведского демона, — подхватила Чума, и вновь полезла в интернет.

— Да нет же! Мы всё делаем не правильно. Если мы хотим добиться результата — мы должны быть последовательными! — Война не унимался. Перебранка продолжалась. И только Голод сидел в углу комнаты и молча жевал картонную упаковку.

Любопытный ветерок рискнул заглянуть в комнату через открытое окно. Маленьким вихрем пронёсся среди спорящих, перевернул инструкцию, тоже ничего в ней не понял, и выскользнул обратно.

— Оставь перегородку. Сначала мы должны собрать основной короб! — Война продолжал бушевать. — Надо двигаться логично и последовательно!

— И как ты собираешься потом впихивать перегородку, логичный ты наш? — Смерть, как всегда, был неумолим. — Разуй глаза — там вообще зазора не останется.

— Но ты же не пробовал!.. А я на мастер-класс ходил. Там народ опытный за 3 минуты огромный обеденный стол собирал!

— Ты ещё скажи - табуретку...

Через час активных препирательств, из разрозненных деталей появилось нечто отдалённо напоминавшее мебель.

— А что... — Чума задумчиво обходила получившийся «шедевр». — Если на бок поставить, и правда обеденный стол напоминает.

— Ага, а из оставшихся частей табуреток наделаем? — Смерть с убийственной иронией обвёл взглядом окружавший их завал.

— Надо завязывать с этим! И признать, что мы не можем справиться с этой задачей! — Война в ярости отбросил измятую инструкцию.

— И стоило тогда становится антропоморфной персонификацией? — как гроб среди ясного неба в разговор вступил Голод. — Можешь возвращаться обратно в своё Неевклидово пространство и дальше прозябать в макроскопической неопределённости Шрёдингера. Лично я остаюсь.

Голод повернулся к Смерти...


Советуем почитать:

Роль прошлого в настоящем
или Кто мы и откуда?

Сказ о Иване Дураке, или как человек страждет Магию
Суперзвезда разговорного жанра
Стремиться ли к осознанности?
Спартакиада зубника. Или жизнь Спартака
Далёкие берега


Цена счастья

Мой организм только что разлепил глаза, что свидетельствовало о наступлении утра гораздо достовернее, чем положение светила на небе. А светило указывало, что уже разгар дня. Но вполне счастливые балбесы как я, часов точно не наблюдают, и живут в собственной сказочной системе координат.

Наугад ткнул в телефон. Из динамика донёсся голос певицы Sia:

“I'm still breathing, I'm still breathing
I'm alive...”

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Волшебный билетик

— Там такой террариум подруг!.. - Аня увлечённо рассказывает историю, как оказалась на международном конкурсе по фитнес-бикини.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен