Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Менеджмент / 24.03.2020 / 9824

Стена Дона Хуана

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Причиной Великой депрессии часто называют кризис перепроизводства. Не согласен. На мой взгляд причиной Великой депрессии было вот что. Изменился полностью технологический уклад, а сознание людей к этому не было готово. Возник разрыв между привычками людей и новым миром. Почитайте историю Первой Мировой войны. Увидите: в самом начале все думали, что она продлится несколько месяцев. Люди привыкли воевать определенным образом. Потом англичане столкнулись с тем, что мир изменился…

Технический прогресс — это хорошо. Пока технический прогресс не постучался в ваш дом…

Сидит немец с пулеметом. Защищает свою высоту. А ещё у нас целый полк англичан. И вопрос у английского командования: а как мы эту высоту будем брать? Какой ответ у офицеров?

— С криками ура и винтовкой в руках солдаты побегут брать эту высоту завтра с утра. К полудню с фрицем разберутся.

В полдень англичане не берут высоту. В полдень у них четыреста трупов с винтовками в руках. Кричать «Ура!» они уже не могут. Оставшиеся в живых матерятся от боли. Что делают англичане? Повторяют упражнение. Пока от полка ничего не останется. Вот ведь генералы тупые! Что они раньше не могли додуматься — нельзя так воевать. А только ли старики с большими звездами глупили?

Скажу по секрету. Молодые люди (даже интеллектуалы) торопились занять место в полку. На подъеме патриотизма ещё куча добровольцев записалась, потому что не может в военное время здоровый мужчина шататься по Лондону. Неприлично. Девушки спросят:

— А ты почему не в армии? Болезный что ли? Или ты дезертир?

Поэтому прет в армию молодняк. И так продолжается пока целые города не начинают получать похоронки. Пока у каждого жителя в городе не будет погибшего на войне родственника. Тогда до людей начинает доходить:

— Чего-то мы делаем не так. Надо чего-то менять. Может быть нашим генералам пора пересмотреть военную доктрину?

Меняется тактика ведения боя. Изменение военной тактики ведёт за собой изменение и военной стратегии. И уже выясняется — крестьянин с винтовкой — так себе вояка. А к началу 21ого века мы приходим к тому, что на обучение одного пилота тратится миллион долларов, а то и больше. И как мы понимаем — это уже не может быть колхозник, который на самолете будет летать только в военное время, а собьют его, так бабы ещё нарожают. Бабы-то может и нарожают. Только мы столько не обучим. Экономика страны не выдержит. Дорого каждому охломону доверять технику стоимостью в несколько миллионов долларов. Да и вопрос не только в деньгах…

В начале двадцатого века мы могли потратить на обучение военного специалиста три месяца. В середине двадцатого века — полгода. Даже на летчика. Потому что оружие было примитивным. Но с каждым годом оружие усложнялось и теперь колхозник с автоматом — это пушечное мясо для военного дрона, пилот которого сидит за тысячи километров от места боевых действий.

Но изменились же требования не только к солдатам и офицерам. Изменились требования и к военным заводам. А это по принципу домино привело к изменению жизни целых городов. Потребовалось много рабочих, которые встанут за станки. Появились города-завода. Они ведь не только в России появились. Они ведь и за океаном появились — тот же Детройт. Это в середине двадцатого века. А к 21ому веку очередная волна нововведений. Техника нужна другая, заводы нужны другие. В одном месте всех компонентов уже не произведешь. Раньше у завода Форд вон как хорошо было: добывается в одном месте металл, а потом этот металл везут на завод, а с завода (красота какая!) машина целая выезжает.

Усложнялись компоненты автомобилей, самолетов и оружия. И в 21 веке не получается как у Форда сто лет назад. Нам помимо стали, ещё нужна электроника, а ещё краска специальная, а ещё другие материалы… И не произвести всего не то, что в рамках одного завода, а даже в рамках одного города и целой страны…

Все эти экономические изменения сопровождались разрушенными бизнесами и судьбами. Поставлял какой-нибудь коннозаводчик лошадей военным. А тут раз — разнарядка — меняем лошадей на автомобили. Теперь грузовики будут доставлять продукты и патроны. Но ведь один человек коней поставляет, а другой сено заготавливает, третий шпоры делает, четвертый повозки. С одной конюшни много народу кормится. И у них в один день несчастье. Говорят им военные:

— В услугах ваших не нуждаемся!

Больно им было? Конечно больно. Представьте, что ваша профессия не нужна. Ваш бизнес никому не нужен. Технический прогресс — это хорошо. Пока технический прогресс не постучался в ваш дом…

А с чего всё началось? С одного немца с пулеметом. Такими уж дураками были английские генералы, что отправляли полки на верную смерть? Они просто не готовы были изменить своим привычкам. И не нам с вами их судить… Но как только картина мира военных изменилась — это повлекло колоссальные изменения во всём мире.

Подчеркну мысль: изменение привычки нескольких сот человек может привести и к изменению мировой экономики. И я не утрирую сейчас. Вы просто поищите информацию в интернете — сколько человек в 30ых годах прошлого века принимали решение о выпуске военной продукции. Отдельно посчитайте — сколько человек принимали решение о том какая это будет продукция. Лошадки или грузовики? Решения этой горстки людей влияли на мировую экономику. И решения базировались на привычке. Привычке воевать. А теперь представьте, как изменится мир, если сотни миллионов человек изменят некоторым своим сегодняшним привычкам… Хотя сделать им это будет очень сложно.

Вредные привычки

Запуск производства нового товара происходит быстрее перестройки сознания человека или работника. Создать новую технологию легче, чем изменить привычку у человека. Расскажу историю из своей практики.

Восемь лет назад мы трудились над повышением производительности одной строительной компании. Среди прочего заметили: на любой площадке есть инженер технического надзора. Этот инженер проходит по площадке и проверяет работу подрядчиков. Находит в работе изъяны, фотографирует их и пишет письма: «Нарушение такое-то... просьба устранить».

Если вы когда-то присутствовали при сдаче объекта, то знаете — замечаний может быть сотни. Я был как-то при сдаче объекта уже после устранения основных замечаний. Остались только мелочи. Мелочей было... 365 позиций.

Что мы придумали восемь лет назад? Мы создали огромную базу типовых замечаний. Месяцами я с товарищами пропадал на стройках и ходил вместе с инженерами технического надзора — смотрел как они выполняют свою работу.

Потом мы сделали мобильное приложение. Инженер выходит в поле, находит нарушение, выбирает его в приложении и также через приложение фотографирует. Программа автоматически отправляет письма подрядчикам и заказчику. В электронной базе появляется информация о статусе каждого замечания — исправлено/не исправлено.

Я конечно сейчас страшно упрощаю то, что мы сделали. Но суть, я думаю, вы уловили. Как подобная программа ускоряет строительство? Драматически. Информация о нарушении доходит до офиса мгновенно и самое главное — фиксируется в базе.

Время — это главная валюта на стройке. Чем дольше стройка длится — тем дороже она обходится. Китайцы строят быстро не потому что им так нравится, а потому что если стройка длится две недели, то она стоит 50 млн., а если месяц, то 110. Нет такого, что один день нам обходится в один доллар, а второй значит тоже один доллар. Не-а. Первый день стройки нам стоил один доллар, а второй уже один доллар и один цент. А то и все два. Почему?

Потому что первый день у вас был сухой и солнечный и вы могли землю копать и вывозить. А второй день — проливной дождь. У вас КАМАЗы ехать не могут по дороге. Производительность снизилась. Тот же результат сегодня стоит дороже, чем вчера. Отсюда и вывод — время на стройке — это самое дорогое. И все технологии строительные — это история о том, как сделать быстрее. Революционная технология прошлого века — сэндвич-панели. Они позволили т.н. «коробку» собирать за считанные дни. А это на порядок дешевле, чем кирпичи укладывать месяцами…

Но вернёмся к нашей программе. И вот мы её оттестировали многократно. Сделали максимально удобной для инженеров. И я пошёл её продавать.

— Мы сейчас озолотимся, — думаю я.

— А вот хрен тебе, — отвечает жизнь.

Повторюсь, на словах все за прогресс, пока этот прогресс не стучится в твою дверь. Конечно мы программу установили у нескольких заказчиков, но дальше дело не пошло.

— Почему?

— Ну у нас все коррумпировано, никто шевелиться не хочет. И вообще — я лично не понимаю — как я на этой программе буду воровать? — отвечает мне один опытный строитель.

— Хорошо, Россия — не наш рынок. Попробуем другой, — решаю я.

И мы регистрируем контору в Англии. И тот же эффект. Почему? Потому что меняться никто не хочет. Ни русский, ни англичанин. И я тоже. Чего далеко ходить. Сейчас эту статью я пишу в заметках на айфоне. Удобно? Очень удобно. Ускоряет написание статей. Безусловно. Но как давно я начал так делать? С 2018ого года.

А первый айфон у меня появился лет десять назад. Была ли в нем программа «Заметки», где можно текст набирать? Была. Но я как делал? Сначала делал записи ручкой в бумажном блокноте, потом усаживался за ноутбук и печатал. Я печатаю слепым методом со скоростью 120 знаков в минуту. Не очень быстро, но мне хватало. Печатал на компьютере со скоростью мысли.

И переучиваться я не хотел. Ну вернее так — на словах я был за прогресс, но на деле отказываться от своих привычек — больно. Пока жизнь не отвесила пинок. Обстоятельства изменились и писать пришлось и в машине, и в ресторане. Писать пришлось много. Но на письма я все равно предпочитаю отвечать с ноутбука. Привык.

Технический прогресс вложил в мои руки удобный инструмент десять лет назад, а пользоваться я им стал только два года назад. Я вам больше скажу. Ещё пять лет назад, когда я хотел купить билеты, то звонил девушке с айфона (на котором были все необходимые приложения) и просил её купить билет мне на рейс. Потому что привык, что билеты покупает помощница. И только когда жизнь дала пинок — я разобрался: как покупать билеты с телефона.

Так если я лично со скрипом принимал дары прогресса, то чего я хотел от строителей?.. У Карлоса Кастанеды в книжке был Дон Хуан. Мудрый учитель, который был критически настроен к людям. И он как-то сказал, что человек может измениться, только если жизнь приперла его к стене. Мало кто из бизнесменов готов меняться, если дело итак приносит денег на хлеб с маслом. А уж от своих бытовых привычек некоторые не отказываются и под страхом смерти. И мы это можем наблюдать прямо сейчас.

Компании и бизнесы умирают, потому что владельцы и управленцы не находят в себе сил измениться. Мы же все помним: в каких конвульсиях умирал Polaroid. В девяностых их жизнь припёрла к стене, но руководство не хотело меняться. Итог закономерен — банкротство.

И сейчас мир уже меняется. Нас, людей, изменения уже приперли к стене, о которой говорил Дон Хуан. И у каждого выбор — либо измениться самому, либо помереть или обанкротиться. Большинство выберет второй путь. Это нормально. Десятки миллионов человек умерли, чтобы мы изменили тактику и стратегию ведения боевых действий. Ещё миллионы умерли от голода, пока человечество переезжало из деревни в город и менялось сельское хозяйство.

Не хочу давать чёрных пророчеств, но считаю высокой вероятность, что могут умереть миллионы человек, а разориться десятки миллионов, чтобы сейчас утвердился новый уклад в жизни. Каким он может быть? Давайте размышлять вместе.

Зачем нам фальшполы?

Много лет назад мне повезло и я работал с передовыми строительными компаниями. В том числе с девелопером, который за 2008ой год реализовал проектов больше, чем на сто миллионов долларов. А офис его тогда располагался в обыкновенной московской трешке. Проще говоря, у него не было офиса. Планерки проходили в квартире, который основатель снял на первое время.

— Понимаете, оборот за сто миллионов долларов они делали из квартиры! Управляли бизнесом, не выходя из дома! — говорил я своим товарищам. Мы часто обсуждали этот пример, а потом возвращались в свои офисы. И строители тоже переехали в офис. Для солидности. Не может крупный девелопер всё-таки в квартире заседать. Но меня этот пример не отпускал. Я стал находить и другие примеры, когда люди делали успешные проекты без всякого офиса…

Мы же все знаем, что многие владельцы каналов на ютьюбе обходятся без офиса. И при этом зрителей они собирают больше, чем телевизионные компании в Останкино. Я когда это понял, что обалдел. Почему?

Потому что в начале нулевых я работал в медиа. И помню как создавался телевизионный продукт. Помню сколько людей участвовало в его создании. Помню цифры на выходе — сколько зрителей собирала одна телепрограмма. А сейчас мой знакомый берет камеру, просит жену, чтобы она проверила — в кадре ли он. Потом он записывает ролик, сам его монтирует... И его смотрит сто с лишним тысяч человек. Это, знаете ли, больше зрителей, чем у провинциального канала в начале нулевых.

А теперь посчитаем — сколько человек исключено из производственной цепочки:

1. Директор канала
2. Продюсер
3. Режиссёр монтажа
4. Редактор
5. Девочка с пудрой
6. Оператор
7. Коммерческий директор
8. Менеджер по рекламе
9. ...и ещё куча народа.

И все эти люди для того, чтобы организоваться собирались где? Правильно. В офисе. А съемки проводили в специальной студии. Если бы не пандемия и не карантин, то от привычных студий никто бы не стал отказываться.

Однако жизнь припирает к стене. В период карантина выяснилось, что не нужна студия, дабы записать разговор. Люди могут встретиться в скайпе. Необходимость в офисах отпадает.

Теперь проследим за цепочкой изменений дальше. Меньше нужно офисов — кто будет дальше приспосабливаться? Правильно. Владельцы офисных помещений. Они подумают:

— А нужно ли мне выкупать новый бизнес-центр? Может на фиг?

Меньше покупателей — меньше заказов девелоперам. Меньше заказов у девелоперов — меньше работы подрядчикам. И так по цепочке мы дойдём до завода, который производит фальшпол в Германии. А там, я вам доложу, отличные фальшполы. Рекомендую.

И поверьте, нам-то с вами со стороны может быть понятно — снизится спрос на фальшполы, пора думать — чего вместо них производить? Но конкретному немцу жизнь свою менять не хочется. Немец изнутри ситуацию видит иначе:

— У меня запас денег на полгода операционных расходов. Да здравствует финансовая дисциплина! Через три месяца карантин точно снимут и жизнь начнёт налаживаться. Конечно в этом году мы план продаж не выполним — часть народа придётся сократить. Но через год наверстаем...

Но ни фига не наверстают. Через три месяца мелкие арендаторы придёт к выводу:

— А и зачем нам этот офис? Все вопросы мы в чатах научились решать. Работаем дистанционно. Даже лучше — раньше я думал: уволить Машу или нет? Потому что пока в офис ходили было непонятно — есть ли от неё польза. А сейчас очевидно — ни хера эта Маша полезного не делает... И на фиг нам этот офис с этими дурацкими фальшполами? Так приятно дома по деревянному полу ходить...

Вы можете отловить немца и все это ему объяснить. Не дойдёт. История мирового бизнеса показывает — компании с большим трудом перестраиваются. Чаще они банкротятся. Принять меняющуюся реальность тяжело, пока есть какие-то деньги на счету. А потом бывает поздно, когда денег уже нет. Но немец с фальшполами не единственная жертва прогресса. Есть жертвы и покрупнее.

Мегаполис — аквариум для офисного планктона

Вот скажите честно — как много вопросов в вашей деловой жизни требуют оффлайн встречи, а не созвона в скайпе? Отвечаю: ни одна, за исключением инспекции. Если вам не надо проводить инспекцию объекта, то и встречаться не надо.

Встречи из обязательного ритуала превращаются в роскошь, от которой в случае чего можно отказаться. Этот тренд начался давно, но от деловых встреч человек не хотел отказываться до последнего. Привычка.

Но карантин нас вынуждает отказаться и от этой привычки. Поэтому на месте старого паттерна поведения возникнет новый — общаться только в скайпе... У меня есть история на эту тему.

Менеджеры по продажам в России в конце 80ых, начале 90ых часто просто обходили офисы и предлагали свой товар. Один дяденька научился очень хорошо входить в личный контакт таким образом... Но в нулевых его никто не брал на работу.

— Почему мы его не наймём? — спросил я у коммерческого директора.

— Представь: как это сейчас дико смотрится, что человек вместо того, чтобы позвонить, приперся в офис. Ужас! Что про нас клиенты подумают? Это же дикость!

Так вот. Скоро и назначать деловые переговоры в оффлайне будет дикостью. Не верится?

Ну тогда давайте выдвинем одно предположение. Предположим, что карантин в мировом масштабе продлится три месяца. И обопремся на знание, что трёх месяцев достаточно человеку, дабы сменить привычку встречаться в оффлайне на привычку созваниваться в скайпе. Сначала будет неудобно, а потом все потихоньку приспособятся. А через десять лет на человека, предлагающего встретиться в офисе, будут смотреть как на кретина. Ужас! Дикость!

Меньше встреч значит меньше нагрузка на городскую инфраструктуру. И тут уже появится вопросы у горожан:

— Раньше я жил в квартире, чтобы побыстрее до работы добираться. А теперь мне зачем терпеть скрип соседей за стеной? Может все-таки за двести тысяч долларов построить свой дом, а не покупать трешку? А в доме ещё и кабинет устроить, чтобы дети не мешали работать?

Эти мысли и раньше были, но они не подкреплялись привычкой. Не только привычкой мыслящего, но и привычкой окружающих. Изменение спроса на мегаполис — вот это уже революция покруче, чем история с нефтяными компаниями. Потребность в нефти-то все равно останется. А вот потребность в фальшполах для офисов снизится катастрофически. Но не только она. Посчитаем вместе.

Меньше походов в офисы, меньше нагрузка и на транспортную инфраструктуру. А с этого кормится уже очень много людей. Но мы ведь не только на машинах и на метро ездим? Мы ведь в офис забежали, а потом заехали в кафешку... А пока бежали, по пути нам какой-нибудь промоутер флаер всучил. А ещё мы пробегали и увидели по дороге рекламку в метро или на баннере большом.

Есть такой инструмент в маркетинге — выстраивать картинку дня потребителя. По минутам. Так эта картинка у многих маркетологов будет к концу года совсем другой, нежели в начале нашего светопреставления.

Замечу, отказ от офисов произошел бы в любом случае. Просто медленно. Напомню, что я почти десять лет учился писать на телефоне, а не на ноутбуке. Но когда обстоятельства вынудили — научился быстро. Изменения военной стратегии, перевооружение — всё это тоже бы произошла, но две мировые войны ускорили процесс. Ну а сегодня в качестве акселератора выступает коронавирус. Люди припертые к стенке обстоятельствами будут учиться очень быстро. Трёх месяцев хватит, чтобы отучиться от оффлайн встреч. Но если бы наша цепочка обрывалась на этом…

Отмена корпоративного рабства

Последний год мы управляемся с Ильей без офисов. И я вам скажу ответственно — это революцию в сознании. Если у тебя в офисе сидят, допустим, программисты, то ты можешь нанять не самого лучшего сотрудника. Не самого инициативного. Сотрудника на троечку.

Ведь если программист сидит в одном с тобой пространстве, то как-то ты принудишь его к работе. Старыми добрыми методами. Мы все их знаем. И даже если ты в офисе не появляешься, то коллектив будет подзуживать. Вроде перед коллегами стремно совсем уж ничего не делать.

А вот когда программист сидит далеко, то ты понимаешь: от средненького работника толку нет. Тебе нужен специалист, который искренне увлечен своим делом. Потому что только такой работник даст тебе результат. И дизайнер, который работает из-под палки тебе тоже не нужен. И продажник, и переговорщик, и логист, и закупщик…

Управлять толпой и управлять специалистом высокого класса — это две ну очень большие разницы. У нас читатели спрашивали — почему мы удалили книжку «Менеджмент» год назад? Отвечаю: потому что уже тогда понимали — предложенные в той книжке методы управления больше не актуальны.

Была статья популярная на «Тёмной Стороне» о том, как управлять коллективом с помощью пиздюлей. Ну так её и нет больше, потому что дистанционно пиздюлями не поуправляешь. Управлять пиздюлями — это также старомодно скоро станет, как и походы в офис.

Возразят. Ну ведь можно человека дистанционно заставить работать с помощью мата? Можно. Но издержки будут высоки. Матерки теряют свою силу, если произносятся за тысячу километров от адресата.

Отсюда следует вывод — средненьких работников будут увольнять. Кто не уволит — будет банкротом. Как будут выглядеть корпорации? Почитайте и посмотрите — как выстроена работа сейчас у Павла Дурова. Почитайте и посмотрите внимательно — как выстроена работа у банка Revolut. Я называю сейчас компании у которых оценка в миллиарды долларов. Всё, что они могут делать дистанционно — они делают дистанционно. Управленцев — минимальное количество.

Эти компании появились задолго до пандемии. Но тренд на сокращение управленцев и дистанционную работу усилится после снятия карантина и уже во время карантина. Дистанционная работа приведёт к отмене корпоративного рабства. Большинство рабов этому освобождению будут не рады. Ну так они и в 19ом, и в 20ом веке не шибко ликовали.

Конечно можно себя успокаивать мыслью — пройдёт время и всё наладится… Также успокаивали себя английские генералы в начале Первой Мировой. Также успокаивает себя немец, что выпускает фальшполы. Вы правда думаете, что через год спрос на его изделия вырастет?

Пандемия выступила ускорителем изменений поставила к стеночке Дона Хуана всё население планеты. Каждому из нас придётся меняться. Есть ли другие варианты? Есть — дождаться банкротства. Дождаться пока ваши услуги или товары перестанут быть нужными для рынка. Дождаться пока ваши профессиональные услуги никто не захочет покупать. Либо менять свои привычки, менять свой образ мысли. Конечно, большинство будет ныть, стоя у стенки Дона Хуана. Плакаться и обижаться на жизнь. Только вот в чем ситуация. Рынок глух к нашему плачу…

…Как и в прошлом люди надеются, что всё рассосется. Эти люди, похожи на заболевшего, что до последнего надеется — ну меня-то пронесёт. Больной сверяется со статистикой. Высчитывает вероятности… Но мы-то с вами знаем — экономика перестраивается. Рынок беспощаден к тем, кто живёт надеждой на лучшее. Посмотрите со стороны на свой бизнес. Посмотрите на него также, как мы сейчас смотрим на бизнес коннозаводчиков в начале ХХ-ого века. И ответьте себе честно на простой вопрос: мой бизнес будет нужен?

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса
Автор в - Facebook
Автор в - VK

Подпишитесь на PUSH-уведомления и сразу узнавайте о выходе новых статей

Подписаться

Запрос отправлен

Еще больше интересного. Зарегистрироваться.

Щедрость и бизнес

«Коля. Такой вопрос. Вот ты везде пишешь про ручеёк, который нельзя игнорировать/недооценивать. Который потом превратится в реку. В целом я солидарен.

Но вопрос вот в чем. У всего есть предел. У меня уже несколько раз ручейки вырастали, но... до определённого размера. А дальше не росли, не зависимо от прикладываемых усилий. Один из них продолжает приносить деньги...»

Читать дальше...

Черновики: учиться писать. Воронка внимания

Ветер поднимается. Физик вам расскажет о разнице давления. Может быть о смешении горячего воздуха и холодного. Из-за этого сейчас и летит пыль в лицо... Физики описывают по каким законам существует мир. И пожалуй единственное, что из этой науки я усвоил, так это... Впрочем, расскажу попозже. Я обещал давеча одному читателю продолжить серию рассказов «как писать книги?»…

— Драма — это конфликт, — вещает преподавательница по творческой деятельности. На конце фразы она руками хватается за голову. И в порыве эмоции чуть ли не вырывает волосы из головы. Мои сокурсницы сонно склонились над партами. Весеннее солнце пробивается сквозь грязные окна и нежно поглаживает аудиторию. Тёплые поглаживания возбуждают нас и настраивают на мысли не о драме, а о...

— В любом интервью должен быть конфликт! — преподавательница глубже закапывается руками в голову. Может до мозга доберётся? Она совмещала сразу несколько должностей. Бездарного журналиста, писателя и педагога... Не останавливалась на достигнутом. На парах ещё старалась играть роль режиссера. И вечно переигрывала.

Читать дальше...

Тактика от капитала

Вот некоторые вещи порой люди не вкуривают, даже если лет десять или двадцать бизнесом занимаются. Например, что бизнес — это про управление капиталом в большей степени, чем про что-то еще. И бизнесмен решает в рамках своей деятельности ровно одну тупую задачу. Привлечение капитала. В зависимости от того — как справился с этой задачей, становится понятно — как действовать дальше. И размер капитала определяет — как действовать. Отсутствие капитала при этом не связывает по рукам и ногам, просто влияет на стратегию.

Читать дальше...

Первый контакт: как разговорить незнакомца?

Не было для меня никого страшнее, чем незнакомцы. Вот как это позвонить незнакомому человеку? Или подойти и что-то сказать? С чего вообще начать беседу? И как увлечь человека идеей, новой темой?

Я учился в школе, где незнакомцев не шибко-то любили. Помню, к нам парня перевели из другой школы. На свою беду он был красив и занимался борьбой.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Подписка на месяц


Стоимость: 2777 руб.


RUB USD EUR GBP



Способы оплаты в bitcoin


Подписка на год


Стоимость: 9666 руб.


RUB USD EUR GBP



Способы оплаты в bitcoin


Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен