Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Бизнес-войны / 20.05.2018 / 1847

Закон для суицидника

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Чем скучнее и страшнее работа, тем сильнее на ней ценится хохма. Шутка. Анекдот. У кого есть в друзьях мент, фсбшник или врач, тот знает — один и тот же набор профессиональных анекдотов они будут рассказывать всю свою жизнь. Потому что в их серой и опасной работе яркое и веселое событие — это редкость. А хочется, чтобы случались они почаще. Поэтому ценятся в этих узких профессиональных сообществах люди с выдумкой — хохмачи, проще говоря. Организаторы хохота. В одном уездном городе был такой специалист. Звали его Рома.

Рома был чей-то родственник по ментовской линии, вроде где-то недоучился, вроде бы даже недоучился на врача. Парень веселый, как сказали бы в нулевых (когда и произошла эта история) — креативный. Талантливый раздолбай. Душа компании. За это его назначили директором дома культуры милиции, где и происходили разные непотребства. Поножовщина, наркотики, совращение малолетних и только тёмные боги в курсе — что там еще творилось. Одним словом называлось это все дискотеки в доме культуры милиции. Приносило это милиции много вкусной капусты, капало немножко и самому Роме.

«Однако если ты организатор самых ярких событий в городе, то возникает вопрос — как бы самому-то отдохнуть?»

Однако если ты организатор самых ярких событий в городе, то возникает вопрос — как бы самому-то отдохнуть? Отдыхал Рома просто — он приходил к знакомому главврачу и напивался с ним в больничке. Больничка превратилась для Ромы в своеобразный дом культуры и отдыха, а в некоторые дни это был еще и закрытый пансионат. И вот в очередной раз, когда аэроплан веселья уже отрывался от взлетно-посадочной полосы уныния (то есть где-то после пятой-шестой рюмки) суровая больничная реальность напомнила о себе. Вбежала в дверь заплаканная докторица — с заявлением об уходе с этой чертовой работы. В докторицу влили рюмку, дали ей пару пощечин и устроили допрос.

Выяснилось — привезли мужчину, он себе вены вскрывал. Суицидник. Врачи в России получают копейки, а работа грязная и нервная — вот они и отрываются — читают лекции пациентам. Лекции эти всегда унизительны для пациентов, зато хоть какая-то отрада для врача. Может, они туда и идут только ради возможности чтения лекций. В общем, древний советский обычай — унизь больного. Докторица, значит, вены зашивает и лекцию читает о здоровом образе жизни и о вредной привычке резать себе вены. И только она разошлась, как ее прерывают самым грубым образом:

— Вы зачем мне это все говорите? Ваша работа вены зашивать, вот и зашивайте!

Представляете какое хамство! Если доктор и денег не получает, и энергии за счет унижения больных, то зачем такая работа?

— Да плюнь и разотри, — посоветовал равнодушный главврач.

— Постой, есть идея! — Рома вспомнил о своей профессии. — Сейчас все сделаем…



— Куда вы меня везете? — повторял свой вопрос в десятый раз суицидник. Молчаливые санитары привязали его руки и положили на каталку и везли в неизвестном направлении. Вопросы игнорировались. Наконец его закатили в какую-то холодную каморку, где человек в белом халате деловито заполнял какую-то анкету на планшете.

— Еще раз спрашиваю! Что вы делаете? Где я?

— Вы Федор Михайлович Птицын, 83его года рождения?

— Да, еще раз спрашиваю!..

— Погодите пожалуйста… У вас же третья попытка суицида?

— Да.

— Ну и чего вы тогда раскричались?

— Я не понимаю в чем дело?

— Вы про новый закон что ли не знаете?

— Какой закон?..



И взвился флаг

Взвился в воздух американский флаг. Звёздно-полосатый. Расправился. Хор советских пионеров запел гимн США. Четыре мальчика в белоснежной форме с красными галстуками торжественно вынесли подарок высокому гостю — Уильяму Гарриману, представителю президента Рузвельта.

Гарриман был жестоким человеком. Из семьи банкира, в двадцатых годах руководил крупнейшей железнодорожной компанией США — Pacific. Мало того, Гарриман — прагматик. Когда надо он был республиканцем, когда надо — демократом. Никаких друзей, только интересы... Однако мода того времени диктовала: жестокость и прагматизм следует сочетать с сентиментальностью. Так рекомендовал Хемингуэй. А разве может представитель потерянного поколения ему возразить?

Читать дальше...

Холодные бизнес-войны

Знакомый мой — ну очень неприятный противник в бизнес-войнах. Его оппоненты садились в тюрьму, разорялись и даже сходили с ума. Если бы я не знал его лично, а знал бы только как он проводит свой досуг... Уже тогда бы я рекомендовал обходить данного персонажа стороной. Ведь в качестве отдыха обаятельный толстячок читает историю холодной войны. Изучает методы, которые использовали противники, а потом применяет их на практике.

Читать дальше...

Крыша выехала

- Главное узнать, кто за ним стоит? - заявил клиент про своего оппонента. Я посмотрел на товарища. Пригляделся. Задумался. Вроде не дурак. Вроде в бизнесе давно. Как вообще можно верить, что за мелким жуликом может кто-то стоять? Как вообще можно верить в мифологию про волшебную крышу?

Читать дальше...

Как мотивировать хакеров?

Кто не мечтал вскрыть переписку жены или любовницы? Кто не хотел получить деловые письма своих конкурентов? А ещё лучше поставить их на прослушку? А уж клиентские базы - золотая вещь, если правильно ими потом воспользоваться. Я к таким чаяниям отношусь с подозрением. Все это, конечно же, запрещено законом. Поэтому следующий рассказ можно отнести к категории сказок. Все это вымысел, гражданин начальник. Не было ничего.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен