Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Мир Энергии / 05.04.2021 / 1033

Заострим мысль?

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Моё увлечение медитацией началось из-за проблем с наркотиками и алкоголем. А с тринадцати лет у меня с ними были серьёзные проблемы. Они не оправдывали, возложенных на них надежд. Не подтверждали свою репутацию. Я-то думал, что всякие разные вещества должны помочь мне: а) перестать думать; б) как следствие перестать себя контролировать.

Увы, чего бы мы не принимали в юности, я оставался самым трезвым в компании. При этом я мог терять координацию, у меня могли начинаться «вертолётики» и проч., и проч. Тем не менее мой мозг продолжал фиксировать происходящее вокруг с беспристрастностью бортового самописца при падении самолета.

— А вы кто такие, ваще? — орал знакомый на толпу гопников. А мозг спокойно отмечал: пять секунд до столкновения, четыре секунды, три секунды... Бум!

Бороться с мыслями в голове всё равно, что выдирать сорняки в тропическом лесу... То есть занятие: а) глупое; б) обречённое на провал...

И вы знаете, я завидовал этому своему знакомому. Он мог творить дичь по пьяни. А я мог творить дичь только по своему осознанному выбору, а не в силу превращения с помощью веществ в этакого ухаря. То есть чего бы я не выкурил или не съел, или не выпил — я понимал риски своих действий и действий своих товарищей. Иначе говоря, «контролировал ситуацию».

Всё это меня раздражало невероятно. Подростком я мечтал отдохнуть от собственного занудства... Потому как друг-зануда — это не страшно. Вы его все-таки видите не постоянно. А вот, когда ты сам зануда... С этой подводной лодки точно бежать некуда. Однако я не оставлял попыток. К тому же где-то вычитал, что остановить внутренний диалог можно с помощью медитаций. Не знаю откуда я это взял. Но я считал, что медитация — это остановка внутреннего диалога и не более. Что в этом цель любой медитативной практики...

Так почти десять лет я потратил на то, чтобы остановиться внутренний диалог. Ну, то есть, чтобы не было в голове никаких мыслей.

Бороться с мыслями в голове всё равно, что выдирать сорняки в тропическом лесу... То есть занятие: а) глупое; б) обречённое на провал... Да и в конце концов, для остановки мыслительного потока достаточно просто умереть. Хотя... Некоторые утверждают, что и это не решение проблемы.

Но я неустанно пробовал разные медитативные практики. Больше всего раздражали те, в которых требовалось как-то сидеть и дышать специально. Я бесился. Они явно не для меня придуманы. Будучи подростком я считал, что «поза лотоса» — это полный отстой.

Нравились же молитвы и повторение мантр. От последних я вообще балдел. Прихода не ловил, но кайфовал. Уже тогда во мне сидел логоцентрик. То есть человек, верящий в силу слова...

К двадцати годам я растерял всякую надежду остановить внутренний диалог. И практиковал медитацию уже без всяких ожиданий. На автомате вспоминал какие-нибудь техники и пробовал в свободное время. Наверное, в том же состояние люди играют в компьютерные игры. Так, отвлечься от рутины.

Однажды я взял в руки небольшой камешек и решил по совету Дона Хуана «не-делать камень». В камне не было ничего особого (я с ним годами тренировался). В комнате, в которой я сидел, тоже не было ничего особенного. И день был самый обыкновенный... Пока это не случилось. На какое-то, неизвестное время, я остановил внутренний диалог. У меня не было мыслей, я не описывал свои ощущения и не контролировал тело.

В какой-то момент я понял, что ничего не контролирую и в этот момент мне стало страшно так, как не было никогда до этого. Я испытал настоящий, неподдельный вселенский ужас. Тело окаменело, хотя надпочечники щедро вырабатывали адреналин. Затем — эйфория... Радость зашкаливала. Ни одна влюбленность не дарила мне таких сильных эмоций...

Когда гормональная буря улеглась, то остался вопрос — а чего же я такого сделал-то? Забавно, но после стольких лет всевозможных медитативных практик я так и не мог самому себе ответить на простые вопросы:

— Что такое медитация? Зачем вообще она нужна?

Остановка внутреннего диалога — это конечно крутой эмоциональный опыт. После этого уже ты не будешь ничего принимать, чтобы «словить приход» или «изменить состояние сознания». Потому как вещества — это эрзац. А медитация — это что-то несопоставимо более мощное средство для получения кайфа, так мне казалось...

Однако у меня закралось смутное подозрение, что практикуя медитации с этой целью, я алмазным молоточком забиваю ржавые гвозди в землю. На то, чтобы понять истинное предназначение алмазного молоточка ушло времени больше, чем на то, чтобы забить им первый гвоздь...

Опущу историю поиска ответов. Каждый ищущий может рассказать о переполненных самодовольством «гуру» невнятно отвечающих в духе:

— Ты ещё не готов узнать...

Точно также каждый ищущий ходил за ответами энциклопедии и книги, дабы прочитать набор невнятных определений тому, что такое «изменённое состояние сознания»... К счастью, мои учителя дали простой и точный ответ...



Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен