Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 31.10.2020 / 765

Душевный покер
Часть первая. Колода

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Глава I. Дурак

Места в BMW Z4 мало. Машина для старых пижонов на самом деле. Состоятельные джентльмены её покупают, чтобы показать — душой-то я молод. Я ещё эге-ге-гей! И конечно же берут Z4, когда в гараже уже стоит и чего-нибудь повместительнее и посолиднее.

У Семёна не было гаража. Не было у него и другой машины. И вообще, хоть он и облысел, наел живот или, как говорили раньше, — авторитет, Семёну далеко до пенсионного возраста. До сорока-то ещё пятилетка… Бэху он купил под влиянием момента — заказчик отвалил денег и захотелось себя чем-то порадоваться. Парень сразу убедился в непрактичности приобретения. Машинка-то уже не новая, капризная. Чаще простаивала на СТО, чем в московских пробках.

Какие игры с уважаемыми людьми, когда он с хамством на дороге не может справиться?

Всё же Семён её любил, как любят привередливых девушек или кошек редкой породы. Тем, кто требует заботы, достается больше внимания. Слабое и бессильное в бытовых вопросах существо вызывает сочувствие. Семёну нравилось заботиться о сломанных вещах, сотрудниках с проблемами, о своей лысой кошке и о машине…

Рыжая девица на Range Rover пролетела мимо маленькой бэхи, прервав размышления парня. Семён еле увернулся от лобового столкновения. Даже не сразу понял что произошло. Потом в злобе ударил по клаксону. Девушка в джипе разговаривала по телефону и не придавала значения окружающим звукам. Она бы крайне удивилась, узнав, что водитель Z4 мог позволить себе обидеться на неё. Как удивилась бы королева, если б вдруг выяснилось, что у лавочника есть к ней претензии.

Семён хотел развернуться и догнать обидчицу. Сказать чего-нибудь резкое, но поток машин разделил их. А потом все встали в пробке и Семён почувствовал себя беспомощным от того, что не мог выразить свой гнев ни в слове, ни в действии. Он мог только беззвучно в ярости кричать в пустоту толпы. Тело Сэма вибрировало от страха и неуверенности.

— А может быть и не ехать? — колол в боку вопрос. Семён подбирался всё ближе к месту, где должна начаться Игра. И всё сильнее волновался. Парень проматывал в голове разговор со своей девушкой — Олей. Она, будто почуяв беду, не хотела его отпускать сегодня никуда. Кареглазая брюнетка, прятавшая свой третий размер груди за безразмерными мужскими рубашками, обычно держалась отстраненно-иронично по отношению к Семёну. Только не сегодня. Сегодня она устроила истерику на мотив «только не уезжай»…

Может Оля права? Какие игры с уважаемыми людьми, когда он с хамством на дороге не может справиться?

Семён представил, чтобы сказала Оля на это. Наверное, сначала бы долго бы смотрела чёрными глазищами, а потом произнесла бы свое любимое:

— Ну и дурак же ты!

Оля всего несколько лет назад перебралась в Москву. От покорительниц столицы отличалась разительно. Её не интересовали известные люди, богачи и даже интеллектуальные тусовки. Золотую молодежь, повально записывающуюся в ученых, она презирала больше, чем их отцов-разбойников.

— Иногда мне кажется, что ты не из Сибири. Ты будто вообще с другой планеты, — сказал ей как-то Семён посреди очередного спора. Обсуждали тогда друзей парня — милую невыразительную пару аспирантов из МГУ.

— Твои друзья — говно, — безапелляционно заявляла девушка.

— Ты же вроде мило общалась с Палычем.

— Палыч — говно-человек, но с ним хотя бы интересно. Палыч — старый мошенник, но не пустой как эти.

— Ну да, у тебя все — говно. Не удивительно, что у тебя нет подруг. Удивительно, что парень появился, — попытался пошутить Семён. Вышло неловко.

Оля обиделась и заперлась в комнате. Сидела там и слушала концерт Металлики. В конце концов Семён не выдержал — пошёл мириться. Мирились без слов, как и всегда. Она восседала на стуле, не обращая на него внимания. Он целовал её солёные губы. Она в ответ кусала…

— Зачем я тебе? — спрашивал Сэм уже в постели. — Ты очень умная. Умнее меня.

Оля никогда не отвечала сразу. Будто бы и не слышала вопроса. Семён смотрел на неё и вспоминал — как они познакомились. Он руководил конторой, которая занималась разработкой программного обеспечения. Заказчик хотел робота для обзвона, чтобы тот общался с клиентами вместо менеджеров. Тогда-то ему и порекомендовали Олю как специалиста в этом направлении. Девушка объяснила, что клиент — дурак. Семён — тоже дурак. И затея у них дурацкая. Через 24 часа парень с девушкой оказались в постели. Через неделю съехались.

— Я же дурак. Ты сама говорила... Почему ты не найдёшь себе не дурака? — спрашивал Сэм.

— Ты — оптимист. А я — вечная пессимистка. Вот мы и тянемся друг к другу, — прошептала Оля сквозь сон.

Их отношения странные по меркам прошлого века, но естественные для настоящего времени. В планах у них не было ни свадьбы, ни детей. Совместных посиделок с приятелями девушка сторонилась — легко отпускала Семёна одного на вечеринки. Но не сегодня.

— Ты вернешься вечером?

— Не уверен. Скорее утром.

— В стрипушник (так Оля по-мужски называла стриптиз-клубы) пойдешь?

— Ревнуешь?

— Презервативы возьми.

Оля нервно мыла свою кружку. Семён подошёл и обнял девушку.

— Пожалуйста, останься сегодня со мной, — тихо проговорила Оля.

— Не могу, это важная встреча.

— С кем? Ты вернёшься сегодня?

— Я не знаю... Постараюсь... Но это не точно.

— Ты задолбал своей фразой «это не точно». Дебильные мемы из интернета! Их пишут придурки для идиотов. Никогда со мной не говори такими фразочками.

Семён спрятался от Олиной истерики в ванной. Когда шум прекратился, осторожно вышел. Боялся неловким движением нарушить напряженную тишину. Девушка ждала в спальне.

— Может быть тебе не ехать? — спрашивала Оля. Она взяла его руку и положила к себе на попу. — Ты же не хочешь уезжать от этого? У меня плохие предчувствия...

— Ты же математик. Когда ты стала верить предчувствиям? — Сэм убрал руку и встал с кровати.

— Дурак...

— Для меня это важная встреча. Возможно что-то изменится. Может быть появится возможность уйти от Палыча... — невнятно бормотал парень, облачаясь в костюм. Оля помогла ему с запонками на рубашке.

— Только пожалуйста, вернись.

— Всё будет хорошо, — произнёс Семён древнюю лживую фразу, которую говорят слабаки девушкам. Не знал Семён — будет хорошо или нет. Потому что не знал он куда едет. И что из себя представляет игра. Он узнал её от человека Палыча, а Палыч и его окружение не вызывал доверия. Но если ты хочешь чего-то добиться в большом городе, то о доверии лучше забыть.

Продолжение следует...



Цена счастья

Мой организм только что разлепил глаза, что свидетельствовало о наступлении утра гораздо достовернее, чем положение светила на небе. А светило указывало, что уже разгар дня. Но вполне счастливые балбесы как я, часов точно не наблюдают, и живут в собственной сказочной системе координат.

Наугад ткнул в телефон. Из динамика донёсся голос певицы Sia:

“I'm still breathing, I'm still breathing
I'm alive...”

Читать дальше...

Как я был националистом

— Танцуй! — мне на ноги был направлен пистолет. Не боевой. И даже не травмат. Пневматика. Сжатый воздух толкает вперёд металлический шарик. Тот летит чуть больше 10 метров. Маленькая дробинка пробивает одежду и её потом нужно долго выковыривать из своего мяса.

Потными ладошками я сжимал два своих ножа. В правом кармане большой складной нож. В левом — китайская подделка под настоящий швейцарский. Скорее для понта и утяжеления удара. Убить или поранить им — дело сложное.

Читать дальше...

Как жулики читать меня научили

Писателем я хотел быть всегда. Толстая соседка, выпив дачного вина, поинтересовалась:

— Кем ты хочешь быть?

В семь лет мне этот вопрос уже казался глупым и пошлым. Хотя я знал на него ответ:

— Писателем.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен