Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Книги / 19.12.2020 / 7342

Душевный покер

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Огромный особняк в сумерках казался цитаделью зла. Ни огонька. Семён сидел в машине рядом с тёмным дворцом и торговался с самим собой:

— Может, встречу отменили? Да нет, Миша бы предупредил… Может, все собрались в дальних помещениях, поэтому и нет света?..

Днём, наверное, этот особняк смотрелся бы помпезно. Но сейчас массив здания напоминал чёрный провал в ткани реальности, резко контрастируя с фоном ещё слегка светлого неба.

Последнее замечание было не совсем верным. С двух сторон от входа в особняк висели фонари. Правда, горели они тускло, казалось, что сгущающаяся тьма поглощает их свет. Только горгулий не хватает, подумал Семён. Будто в ответ на его мысли голос в темноте ехидно прошептал:

— It’s Magic…

Семён вздрогнул и поискал взглядом спрятавшегося в темноте иностранца. Никого не нашёл. Показалось. Игра воображения. Он попытался представить себе дом при свете солнца. Днём, наверное, этот особняк смотрелся бы помпезно. Но сейчас массив здания напоминал чёрный провал в ткани реальности, резко контрастируя с фоном ещё слегка светлого неба.

Семён вспомнил, как впервые ночевал в лесу. Палатка, костёр, разговоры. Ему казалось, что наступила ночь, пока он не поднял голову. Между ветвей виднелось ещё вполне светлое небо. Тогда он ощутил, что находится как бы в другом мире. Полном таинственных звуков и шорохов, отгороженном невидимой завесой от внешнего мира людей. А палатка с костром стали оплотом собственного неожиданно уютного клочка реальности.

Сейчас подобным кусочком реальности стала машина. В динамиках тихо наигрывала музыка, а приборная панель уютно светилась. Семён припарковался рядом с чёрным Бентли. Обычно он честно признавался себе, что испытывает зависть при виде дорогих автомобилей. И ещё острее ощущал всю иллюзорность пафоса своей Z4. Но в данный момент он бы ни за что не обменял свою, такую родную бэху, на эту холодную и мрачную зверюгу… Это выводило торг с самим собой на новый уровень:

— Может быть вернуться? Сесть и уехать? Может я всё-таки не создан для этого? И прав Палыч, что каждому предназначено своё место в жизни, и не стоит дёргаться?

Семён вжался в кресло и представил, что сейчас развернётся и поедет домой… И в машине так уютно. На несколько мгновений Семён даже задремал. Ему что-то приснилось. Какой-то важный разговор, который он тут же забыл… Встряхнувшись ото сна, он сделал над собой усилие и вышел из машины. На дрожащих ногах добрался до двери особняка. Остановился, глубоко вдохнул:

— Нет, не прав Палыч! Я сам могу выбирать. Когда-то и жизнь в Москве казалась страшной. И чё? Всю жизнь прозябать там, где родился?

Он содрогнулся, представив как возвращается в мамину квартиру. И сделал резкий шаг ко входу в особняк. Он привык действовать назло всем, кто в нём сомневался. Даже если сомневался он сам. Взглядом окинул дверь. Звонка не было — только дверной молоток в форме морды кота, который в зубах держал мышку. Мужчина брякнул несколько раз мышкой о дверь.
Читать третью главу



Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен