Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Рассказы / 29.09.2019 / 15231

Бразильеро

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Часть I. Вёрей

Глава I. Размышления о треске и селёдке

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески. Исландцы трижды увеличивал свою акваторию. Дважды Великобритания пыталась обуздать маленький остров, те в ответ манифестировали готовность к войне. И всё это происходило уже в новейшей истории… Если бы не вмешательство американцев, то третья мировая вполне возможно началась бы из-за рыбы. Рыбы, которую Бразильеро успел возненавидеть, потому что треску он добывал, треску ему давали каждый день в качестве награды за труд. Треской измерялось течение жизни.

"На Вёрей не смотрели на паспорт, визу и прочие мелочи. Не доставляешь хлопот, не дерёшься, готов с рыбой возиться? Живи."

Бразильеро подвесил сушиться очередную связку рыбин. Неприхотливые норвежцы жрали вяленую на солнце рыбу, как им завещали предки-викинги тысячу лет назад. Причём жители севера игнорировали других морских тварей, отбраковывали их, концентрируясь исключительно на своем тотеме...

Или может быть фиг с ней с треской? Перейти на селёдку? На сказочном острове Вёрей было всего две фабрики, которые давали работу всем четыремстам жителям. Одна была приличной — на этой фабрике добывали и обрабатывали треску и все здесь хотели работать.

Вторая фабрика занималась селедкой. Её держали два брата с сомнительной репутацией. Когда-то компанией, состоящей из ангара и дырявой посудиной, владел их батя. Но однажды произошел инцидент. Два брата с отцом вышли в неспокойное море... И он упал с судна за борт. Расследовать ЧП было некому. Единственный полицейский предпочитал не покидать своё жилище. Впрочем, это не мешало ему знать о каждом жителе всё необходимое.

Братьям, даже если они и убили отца, страшиться не стоило. На острове жили или преступники, или идиоты. На Вёрей не смотрели на паспорт, визу и прочие мелочи. Не доставляешь хлопот, не дерёшься, готов с рыбой возиться? Живи.

Один из соседей Бразильеро — суматошный испанец, беспричинно размахивающий руками, бежал сюда якобы от русской мафии. Другой сосед — немец вроде скрывался от службы обязательной в армии. Изначально он скрылся в Латинской Америке. Хотел пройтись по изведанной беглыми фашистами тропинке. Однако она его вывела почему-то в Кубу... Так он болтался в Атлантическом океане, пока его не вынесло на остров викингов...

— Отбой!

Бразильеро пошёл к бригадиру Фреде за своей порцией трески. Фреде с удовольствием отвесил филе. Весь его вид говорил, что он настоящий командир — отец солдатам, то есть работникам, и фабрика в его лице заботится о служащих. Обеспечивает их и деньгами и пропитанием. Фреде любил важничать и чувствовать свою принадлежность к белой касте топ-менеджеров.

Для гармонии и баланса к ответственному Фреде на фабрике несколько лет назад материализовался жулик Лоренсе. Лоренсе вроде как был на должности коммерческого директора. На самом деле он всё придумывал завиральные аферы. Последние дни он гордо фланировал по фабрике. Это означало, что очередная афера провалилась и компания вновь по его вине понесла убытки. До Бразильеро доходили слухи, что именно Лоренсе отправил партию трески в Нигерию, где ушлые нигерийские чиновники признали её непроходящей по их нигерийским стандартам. Рыбу забрали, а платить отказались. Классическая африканская схема развода. На которую и попался Лоренсе, сам живший по принципу «наеби прохожего, на себя похожего». Чаще принцип оборачивался против него. И как всякий мошенник, потерпевший крах, Лоренсе не стонал, а сиял. С улыбкой в двадцать неровных зубов он направлялся в кабинет к шефу.

Сейчас шеф выдаст своему карманному жулику тихих норвежских дюлей. И не уволит. Ведь Лоренсе — это один из редких доступных видов развлечения для него. Шеф не умел читать, не интересовался музыкой и кино. Его страсть — это треска. Будучи десятилетним пацаном он собирал рыбьи головы. Ножом он вырезал из них языки, которые считались в Норвегии деликатесом. Отходы производства отправлялись на продажу в Нигерию. Работа по отделению языка от головы считалась муторной и то, что парень её занимался и делал деньги, вызывало у островитян уважение.

Спустя годы шеф без проблем взял кредит и отстроил современную фабрику. Его заместитель Фреде бегал по производству и орал — то есть делал вид, что следит за производством. Лоренсе отыгрывал роль жулика и профукивал деньги на несомненно глупых аферах. Бразильеро же с другими бедолагами подвешивал рыбу днём и ночью, чтобы она сушилась. Вставал рано, приходил с работы поздно и только воскресенье — выходной. И завтра такой день...

Читать вторую главу

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса
Автор в - Facebook
Автор в - VK

Подпишитесь на PUSH-уведомления и сразу узнавайте о выходе новых статей

Подписаться

Запрос отправлен

Еще больше интересного. Зарегистрироваться.

История про клаббера-программиста, кинезиолога-кибернетика и писателя-инвестбанкира

— Мне надо самоопределиться! — стартовал с банальности наш собеседник. Мы с Илюхой испытали боль зубовную. Из глубин памяти поднимались тени бизнесменов, потерявших жизнь в попытках самоопределиться, а точнее — навесить на себя ярлык. Наш визави тем временем метал на стол имена великих:

— Нассим Талеб — это второй писатель после Николая Мохова (у Николая Мохова ЧСВ растёт будто курс биткойна на ажиотаже), Джон (ну конечно же Гриндер, сооснователь НЛП), Кастанеда (естественно собеседник практиковал тенсегрити)...

А дальше повесть он свою излагал. И повесть его опровергала теории многих уважаемых авторов, в том числе и упомянутых. Я б эту повесть пером записал, бумагу свернул б и в бутылку вложил, на яхте б в море вышел и закинул в воды глубокие. Но нет у меня яхты, нет и пера, посему читайте буквы электронные...

Читать дальше...

Ордынка

Пишу иногда рассказ, а потом возникает желание что-то улучшить в нём, где-то сгладить, убрать повторы и стилистические ошибки... Проходит время и перечитываю первый вариант, а он вроде как и ближе, и роднее что ли... Так получилось и с повестью «Ордынка». В книжку вошёл отшлифованный вариант, а на сайт мы выставили первый.

Читать дальше...

Далёкие берега

Одно из удивительных открытий детства - возможность близко рассмотреть предмет, не только не помогает, но и подчас мешает познать суть предмета. Или явления.

Или человека. Рассмотрев вблизи гения, мы поймём, что он гений? Миллиардер нам покажется успешным бизнесменом? Или покажется идиотом?

Читать дальше...

Аристократка

— Коля, мы тут с братом собираем цитаты Ниночкины, — поделилась семейными новостями сестра. — Ты ничего не помнишь?

— Так сразу нет!

— А ведь Ниночка говорила: записывайте!

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Подписка на месяц


Стоимость: 2777 руб.


RUB USD EUR GBP



Способы оплаты в bitcoin


Подписка на год


Стоимость: 9666 руб.


RUB USD EUR GBP



Способы оплаты в bitcoin


Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен