Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Рассказы / 27.07.2019 / 2793

Благодарность. Кого она ест?

Илья Квацашвили, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

— Это ж надо было столько лет испытывать благодарность к человеку, который планомерно меня в могилу свести пытался!.. - долговязый молодой мужчина уже не бушует. Ещё полчаса назад он готов был крушить всё, что подвернётся под руку. Сейчас он спокоен. Только глаза всё ещё блестят багровым отсветом отступающего гнева. А на дне их уже поселилась задорная искорка любопытства и удивления. Его собеседник, слегка коренастый мужчина, задумчиво раскуривает сигару. За это неугасимое никаким гневом любопытство он и любит своего друга. Даже самая мрачная и неприятная история не способна надолго помутить его рассудок. Жизнелюбие и искренний интерес к себе...

— Любопытно, что «благодарность» всегда стояла на первом месте, когда мы с тобой обсуждали любые изменения в нашей жизни, - говорящий передаёт сигару долговязому. — А припомни, кому первому ты был благодарен? Вот прям так, что бы понимал, что по-настоящему благодарен?

Если есть лишние - ищи кого забыл...

— Пожалуй ректору универа. Я год писал про него разоблачительные статьи. А он после каждой вызывал меня к себе в кабинет, где под чай с печеньками обсуждалось моё «творческое» поведение. А потом он предложил мне работу...

Коренастый внимательно слушает своего друга, глядя на бликующее в солнечных лучах море. А перед внутренним взором разворачивается другая, почти забытая история.

***

— Я хочу предложить тебе работу.

Весеннее солнце уже по-летнему пригревало через окно. В кабинете первого проректора было светло, спокойно и совершенно неуютно. Как в похоронном зале. Худой слегка коренастый студент вежливо слушал бывшего военного, ныне первого проректора института. Вообще в институте ходила шутка, что тут даже у техничек есть звание не ниже прапорщика. Коммерческий институт был создан бывшим генералом ещё в начале девяностых. Используя связи он прихватизировал здание в центре города. И всегда дружил с властями. Поддерживал близкие дружеские отношения с мэром и губернатором, которые друг друга на дух не переносили. Не удивительно, что в начале нулевых институт сразу стал поддерживать зарождающуюся «главную» партию страны.

— Для тебя сейчас есть удивительная возможность. Вступишь в партию - дальше всё пойдёт, как жиром смазанное. К диплому тебя уже должность ждать будет. Да и с учёбой таким людям мы всегда рады будем помочь...

Речь бывшего военного струилась как песня. Как горный ручей, она извивалась вокруг острых скал сомнений, обрушивалась лёгким водопадом соблазнительных образов и манила кристальной чистотой идеологии. Декан выделил этого студента из всего списка. Способный организовать людей вокруг себя, убедительно говорить, добиваться результата чужими руками. Перспективный материал.

«Материал» сидел напротив уже полчаса и никак не хотел проявлять радость и энтузиазм. Десятилетия практики, лучшие советские учителя пропаганды, всё это столкнулось со строптивым взглядом, просвечивавшим из под маски вежливого интереса. Проректор решил перейти к последнему оружию замполита, прямому приказу:

— В общем, завтра к часу придёшь в ректорат, подпишешь бумаги.

— Это обязательно? - выражение лица оставалось прежним, голос вежливым.

Через пять минут коренастая фигура закрыла за собой дверь кабинета. Студент был разочарован в своём собственном решении... Ему вспомнился однокашник. Парень, который согласился на подобное предложение. Его не новый, но простому студенту недоступный сотый лэнд круизер. Его кожаный портфель. И деловитый взгляд. Товарищ выделялся среди однокурсников видом. Будто каждое его движение говорило: а вы всё в КВН играете? А я уже помощник депутата. Важные вопросы разруливаю... Коренастому нравился этот пафос, этот лоск. И частичка души тянулась к нему. Тянулась из того говна, в котором он жил.

Он работал курьером, делил жилплощадь с родителями, а за обувкой ездил на промозглый грязный рынок, успокаивая себя мыслями: все тоже, что в магазинах, только дешевле. Врал себе, что это не бедность, а личный выбор.

И тут такая соблазнительная возможность. И бывший вояка вкусно так сказал: войдёшь как жиром смазанный. В этой фразе столько плотского удовольствия. И так хотелось войти в красивую жизнь. Легко, со смаком...

Коренастый был благодарен жизни, декану и конкретно проректору за возможность. Но он знал себя. И был жутко собой недоволен. За тихий, неуверенный, и в тоже время твёрдый отказ. Отказ от благ и привилегий. Так в памяти и осталось разочарование в молодом и строптивом студенте.

***

— А потом я узнал, что его убили. Но за год работы я многому научился у ректора. Особенно тому, как не надо...

Солнце уже начало клониться к закату, и на море появилась золотая дорожка к горизонту. Долговязый тянется к бокалу с коньяком. Смотрит на товарища, который задумчиво пыхтит сигарой. Взгляд сосредоточенный, но уходит куда-то за горизонт. Мысль ловит. Лучше не отвлекать. Но нет. Встрепенулся, посмотрел на собеседника.

— А кто был следующим? Дима?

— Нет, до той истории ещё далеко было. Следующим был...Читать продолжение. Доступно только подписчикам

Подпишитесь на PUSH-уведомления и сразу узнавайте о выходе новых статей

Подписаться

Запрос отправлен

Гуру (отрывок из повести "Травник")

— Тебе больно, потому что ты — говно. И твоя боль — это нерешенные проблемы с отцом, — кричал во время выполнения упражнений по йоге тренер Леонид. Каждый гуру эпатировал публику по-своему. Леонид придумал преподавать йогу под громкую музыку. Причём выбирал Высоцкого.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Как жулики читать меня научили

Писателем я хотел быть всегда. Толстая соседка, выпив дачного вина, поинтересовалась:

— Кем ты хочешь быть?

В семь лет мне этот вопрос уже казался глупым и пошлым. Хотя я знал на него ответ:

— Писателем.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Подписка на месяц

Способы оплаты в рублях

Способы оплаты в валюте



Способы оплаты в bitcoin


Подписка на год

Способы оплаты в рублях

Способы оплаты в валюте



Способы оплаты в bitcoin