Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 28.06.2019 / 4507

Как я был националистом

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

— Танцуй! — мне на ноги был направлен пистолет. Не боевой. И даже не травмат. Пневматика. Сжатый воздух толкает вперёд металлический шарик. Тот летит чуть больше 10 метров. Маленькая дробинка пробивает одежду и её потом нужно долго выковыривать из своего мяса.

Потными ладошками я сжимал два своих ножа. В правом кармане большой складной нож. В левом — китайская подделка под настоящий швейцарский. Скорее для понта и утяжеления удара. Убить или поранить им — дело сложное.

Двое из тех националистов через пару лет получили благополучно израильское гражданство.

— Че уставился? Танцуй! — Гоша орёт. Мы с Гошей никогда не сталкивались. Наблюдал за ним издалека. Как за опасным диким львом. Гоша был единственный на школу грузин. Национальность использовалась для позиционирования. Служила доказательством первородной агрессивности.

Гоше было тринадцать. Гоша любил жевать насвай, курить гашиш и доебываться до людей. Сегодня он доебался до меня. Не повезло. В школе так бывает.

Это примерно как в Австралии. В глухих местечках герои местных хроник крокодилы. «Крокодил ворвался в супермаркет», «Крокодил догнал туриста на пляже», «Крокодил слопал двух человек на нефтяной вышке». В нашей школе таким крокодилом на год или на два стал Гоша. В Австралии вешают знаки — предупреждающие — здесь опасно, крокодилы! Над нашей школой стоило повесить: «Осторожно, Гоша!». Может быть, я бы не пошёл в школу сегодня?

— Гоша, Гоша, ты чё?.. — подошёл Лёша, мой одноклассник. Лёша обладал гипнотическим даром. Пожалуй, он единственный мог утихомирить Гошу.

— Он скинхед! — возмущается Гоша. — Он лысый. Он — скин.

Гоша тычет в меня стволом.

— Гоша, тут все лысые... Все пацаны в школе лысые...

— Я не лысый! — возмущается Гоша.

— А я лысый, — указывает Лёша на свою обритую башку. — Коля, ты же не скинхед?

— Нет.

— Ну вот видишь... Позырь... У меня тут трава...

После той истории я стал остерегаться Гоши. И ещё захотел стать националистом. По телевизору показывали новости. В Чечне проходила спецоперация. Я искренне не мог понять — почему на этот Кавказ не могут сбросить побольше бомб. Желательно, чтобы захватили ещё и эту Грузию. И разбомбили сразу все. Может быть Гоша поедет в Грузию? И его там достанет российская бомба, думалось мне.

Я вообще старался понять вопрос национальной розни. Читал про окончательное решение еврейского вопроса Гитлером и негодовал. Какая жестокость. Однако кавказский вопрос лично я хотел решить схожим образом. Правда, без газовых камер. Просто разбомбить эти чертовы горы. Чтобы камня на камне не осталось.

И конечно хотелось записаться в скинхеды. Скинхеды били чурок, рэперов, гопников и дружили с рокерами. У скинов были тяжёлые ботинки. На доктор Мартинс или Гриндерсы вечно не хватало денег. Были и другие препятствия. Например, у меня были друзья гопники. И отказываться от дружбы с ними по национальному признаку я не собирался.

Однако заприятельствовал со скинами. Один, другой... Кто-нибудь затесается в компанию... В универе стал заглядывать на огонёк к националистам. Те собирались в студенческой столовке и обсуждали Гитлера. Общий вердикт — все неоднозначно. И правда неоднозначно. Двое из тех националистов через пару лет получили благополучно израильское гражданство.

Дружба со скинами закончилась 1 января 2005ого года.

— Что это такое? — мой товарищ лежал на полу утром после празднования Нового года. Товарищ гордо причислял себя к скинхедам. И немного к панкам. Позже закончил в психиатрической лечебнице. Но до неё было ещё лет десять. А пока он проснулся в нашей спальне. И сейчас указывал на учебник по ивриту.

— Это учебник по ивриту... — ответила моя девушка.

— А он зачем здесь?

— Так я учу иврит...

— А зачем ты учишь иврит?

— Ну так я — еврейка, — закончила Оля. Так я узнал, что моя девушка — еврейка. Можно было и сразу заподозрить. Нос длинный. Одновременно лингвист и математик. Иврит опять-таки учит… И как быть, спрашивается. Мы уже с ней вроде как три месяца… Я решительно приобнял её за грудь и посмотрел сверху кровати на своего товарища.

Тот был в глубокой задумчивости. Через час он молча собрался и пошёл в морозное белое утро. С тех пор я его и не видел. Потом у меня были друзья, знакомые и деловые партнёры всех цветов кожи и национальностей. Чеченцы, грузины, евреи, цыгане, венгры, англичане, латыши, греки... Да чего далеко ходить — лучший друг — грузин. А девушка — вообще москвичка...



Прикосновение Мидаса

Не задумывались: а бывает ли так в жизни, чтобы один раз заработать денег и больше не работать? Я над этим никогда не задумывался. Лет десять назад я увидел человека, которому удалось провернуть данную операцию.

Если бы вы его встретите, то наверняка пройдёте мимо. У товарища усы и очки модели «Привет советскому инженеру». Одевается он в заношенный джинсовый костюм и ездит на стареньком Лэнд Крузере. Ничто в этом образе не намекает на миллионное состояния, недвижимость в разных странах и владение пакета акций Тесла. Впрочем, разбогател он не на них.

Читать дальше...

Райское место

Вдали яхты, ближе к берегу рассекали море на водных лыжах и мотоциклах туристы. На мелководье плескались дети, которых можно было рассмотреть из беленького домика на склоне. До домика доносился смех отдыхающих, визги детей и рокот двигателей. Недвижимость в этом районе немудряще назвали «Райское место». И в этом райском месте немолодая пара обсуждала планы на день:

Читать дальше...

Как жулики читать меня научили

Писателем я хотел быть всегда. Толстая соседка, выпив дачного вина, поинтересовалась:

— Кем ты хочешь быть?

В семь лет мне этот вопрос уже казался глупым и пошлым. Хотя я знал на него ответ:

— Писателем.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен