Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 02.03.2020 / 3739

История про клаббера-программиста, кинезиолога-кибернетика и писателя-инвестбанкира

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

— Мне надо самоопределиться! — стартовал с банальности наш собеседник. Мы с Илюхой испытали боль зубовную. Из глубин памяти поднимались тени бизнесменов, потерявших жизнь в попытках самоопределиться, а точнее — навесить на себя ярлык. Наш визави тем временем метал на стол имена великих:

— Нассим Талеб — это второй писатель после Николая Мохова (у Николая Мохова ЧСВ растёт будто курс биткойна на ажиотаже), Джон (ну конечно же Гриндер, сооснователь НЛП), Кастанеда (естественно собеседник практиковал тенсегрити)...

А дальше повесть он свою излагал. И повесть его опровергала теории многих уважаемых авторов, в том числе и упомянутых. Я б эту повесть пером записал, бумагу свернул б и в бутылку вложил, на яхте б в море вышел и закинул в воды глубокие. Но нет у меня яхты, нет и пера, посему читайте буквы электронные...

Споткнулся о кризис, глупость и женитьбу. Споткнувшись — женился. Женившись — упал на диван

— А девочка созрела! — вопила Земфира из колонок стареньких иномарок. Герой же наш — Данила — на продавленном диване слушал музыку иных сфер. Жена на нервах его, натянутых струнами, играла «Реквием» Баха Иоганна Себастьяна.

— Что ты разлёгся? Ты должен найти работу! У Маши, подругайки моей, муж программистом работает. В офис ходит как белый человек. Знаешь, сколько получает?

Данила молчал. К двадцати пяти годам он достиг всего. Он был владельцем ночного клуба. Когда он звал девушку на свидание, он звал её в свой собственный клуб. И зарабатывал фантастические триста долларов в неделю — еще чуть-чуть и богат будет как Рокфеллер. Споткнулся о кризис, глупость и женитьбу. Споткнувшись — женился. Женившись — упал на диван. Без клуба. Без секса с модельками. Без трёхсот долларов в неделю.

— Я из тебя сделаю программиста! Хиллари сделала из Клинтона президента...

— А Моника Левински сделала из него посмешище...

— Не важно. Хиллари сделала из Билла президента, а я из тебя сделаю программиста!

Серьезный настрой жены и строгость взгляда её заставляли Даню газету с вакансиями листать. Вяло перебирая страницы, размышлял он: тварь он дрожащая иль всё-таки есть свящённое право выпороть жену как следует ремнём солдатским?

— Вот смотри, я всё нашла! Читай! — жена на кухню завалилась. Пришла гроза, наступило царство тёмное без лучика надежды.

— Требуется системный администратор... — вяло зачитывал Даня.

— Ну а я что говорила? Требуется. Значит нужен. Чего сидишь? Звони, пока нам телефон не отключили.

Путаясь пальцами в кнопках, Даня набрал. Путаясь дрожанием мысли в словах, он назначил встречу. Вздохнул и упал.

— Кого-то ждет вокзал, кого-то ждут домой... — доносилось из открытого окна. Земфира была на год младше Дани, а уже звезда. А он — безработный. Достижения одногодок в такие моменты особенно обидны.

***

— Вы программированием занимались? — строго спросила сексапильная HR-менеджер.

Вот ведь раньше называли их кадровичками и выглядели они в соответствии с названием. Женщины за сорок со сложной судьбой. Теперь их называют модными английскими словами и Даня видел девочку в узкой юбке, прозрачной блузке... Отставить! В голове у мужчины зазвучал голос жены. Призрак либидо пропал.

— Да, я занимался программированием. Даже несколько программ написал, — Даня не врал. Он слегка преувеличивал. Однажды он заказал написание бухгалтерской программы технарям, что болтались у него в клубе. Ещё он играл в Doom. На этом знакомство с computer science заканчивалось.

— Может быть вы знаете английский? — продолжала собеседница пытать вопросами.

— Nice, — подобрал Даня ответ из своего тезауруса, объёмом в три английских слова.

— Отлично! Вы нам подходите. Системный администратор нужен компании срочно, выходите в понедельник! — манагерша стремилась побыстрее отделаться от заказа. За неделю собеседований она выяснила, что программисты бывают двух видов: женатые и те, кто боятся женщин как огня. Этот соискатель относился к первому типу. И почему все видные мужики уже заняты?

***

— Mate, the system does not work! We have a problem with the server! — худой как жердь англичанин был будто бы недоволен. Даня попытался разобрать, что ему сказали. Вспомнилось, что учительница в пятом классе хвалила его произношение. Он даже сдал в универе госэкзамены по английскому, тогда правда его уже никто не хвалил — преподаватель морщился от воспроизводимых Даней звуков как морщится пациент у зубного от вида бормашины...

— Yes, — решительно сказал Даня. В ответ на него обрушился водопад заморских незнакомых слов. В ужасе парень представил, что его увольняют и он возвращается домой к жене. Её-то ругань он разберёт. Но легче не будет.

— No, — Даня выдал второе слово, которое он точно знал на заграничной мове.

Англичанин...



Самовыразительная коммерция

От волнения Макс задыхался, спотыкался, матерился, потел и размахивал руками. Ну, а вы бы, что делали, если бы ваша мечта сбылась? А у Макса она сбылась. Он стоял рядом с кампусом Стэнфорда (один из самых известных универов в мире) и давал интервью Юрию Дудю (самому известному интервьюеру в России). Слово «самое» часто повторяется. Но что поделать. В Штатах от него не сбежишь. Тут либо ты «самый», либо жуёшь размороженный в микроволновке бургер, купленный за 99 центов.

— Ты из Ульяновска? Как ты из Ульяновска оказался в Кремниевой долине? — спросил Юра со своей фирменной интонацией.

Читать дальше...

Кирюха

У Кирюхи был мяч, а напротив их огромной дачи — поле. Поле стало футбольным. Там мы и играли. Кто-то вбил однажды жерди в землю — они обозначали ворота. Вдоль поля шла толстая красная труба. На ней сидели, когда играли в «Сабж». Возле неё собирались выкурить первые бычки в семь лет. До сих пор помню как напряженная игра прервалась возгласом:

Читать дальше...

Under pressure

Озарила Борю идея. Даже не так... Его озарила Идея. Десять лет он перебивался в мелком бизнесе городском. Компьютерный клуб был самым удачным предприятием. Тогда, правда, так не казалось. Проверки, взятки, хулиганьё... И всё же каждый вечер он разглаживал мятые купюры. И, пока никто не видел, даже нюхал их. Вдыхал запах денег. Бодрящий и немного быть может... осенний. Навевал лёгкую грусть.

Сумка на животе забивалась купюрами, а разбитая Тойота Камри девками. Их было много в университетском городке. Длинноногих с большими сиськами и коротконогих с крепкими задницами...

Эх, вчерашний секс не сладок. Он горький от понимания, что его сегодня нет. Поток денег от клуба иссыхал каждый год. На дворе 2007ой. И Боря искал лёгкие деньги только в одном месте — в стройке. Именно строители заколачивают бабки. Реальные бабки, которые превращаются в мощные Лэнд Круизеры. Из этих джипов смотрели на Борю пренебрежительно новые богатеи, как когда-то он глядел на водителей Жигулей.

Читать дальше...

Как жулики читать меня научили

Писателем я хотел быть всегда. Толстая соседка, выпив дачного вина, поинтересовалась:

— Кем ты хочешь быть?

В семь лет мне этот вопрос уже казался глупым и пошлым. Хотя я знал на него ответ:

— Писателем.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен