Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 07.06.2019 / 3914

Как жулики читать меня научили

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Писателем я хотел быть всегда. Толстая соседка, выпив дачного вина, поинтересовалась:

— Кем ты хочешь быть?

В семь лет мне этот вопрос уже казался глупым и пошлым. Хотя я знал на него ответ:

— Писателем.

«Мне стало казаться, что телевидение от нас что-то скрывает. Явно недоговаривает, а точнее недопоказывает.»

Однако в то время ценилась в школе канцелярия. Появились волшебные китайские пеналы, которые вмещали в себя и лупу, и картинку с машинкой на обложке, и то-чилку и бог весть что еще. Были ручки с разноцветными стержнями, ластики, тет-радки с модными обложками. И все эти предметы определяли статус ученика в сложной и постоянно меняющейся школьной иерархии.

Тяжело было исправить ошибку, если ты пришел в школу с лоховским набором. Ес-ли у тебя пенал советского образца в виде большого карандаша. А если еще к этому и такого же вида портфель... Чморить могли до конца школы. Был у нас такой маль-чик. Как с первого класса начали издеваться над ним, так до девятого и продолжили. Врата восьмилетнего ада для него были открыты неправильной канцелярией. Хотя, быть может, он просто был зажат и не давал сдачи?

Мои родители явно были не в курсе последствий неправильного выбора тетрадей, дневников и ластиков. Поэтому я взвалил на себя это бремя выбора. Проще говоря, я ходил с мамой в книжный магазин. Он находился на окраине мира. То есть по нему проходила незримая граница влияния нашей школы. За небольшой зоной отчужде-ния были вражьи государства. Там гуляли дети из других школ.

Магазин унаследовал советскую вывеску «Книги». Количество книг при этом драма-тически сокращалось на протяжении тридцати лет. Началось все с хлебного — он оттяпал себе предбанник торгового зала. Пенсионеры днем там стояли в очередях — видать, что-то продавалось в это время со скидкой.

С другого конца зала книги были атакованы канцелярией и школьными принадлеж-ностями. Этот отдел перманентно расширялся, пока, собственно, сам книжный не сократился до размеров прилавка. Тогда он был вытеснен окончательно двумя ап-теками и розливом пива. Они же вытолкнули и ряды с канцелярией. Но это было позже.

Сейчас я, восьмилетний, стою вместе с мамой в очереди. Жду своей ручки, у кото-рой аж восемь цветов. В очереди жарко. За окном ранняя сибирская весна, а внутри нагрето ржавыми батареями и телами покупателей.

Взопревший, со слипшимися волосами на лбу, я разглядывал окружающую обста-новку. И тут мой взгляд уцепился за книжки про черепашек-ниндзя. Я не поверил своим глазам.

Дело вот в чем. Мультики про черепашек-ниндзя показывались в строго отведенное время, которое знала только телепрограмма. Мультики были короткими. И прихо-дилось их ждать черт знает сколько. К тому же их могли перебить скучными ново-стями про политику.

А тут выясняется! Что я могу прочитать про мультики. Не ждать целую вечность — неделю. А могу прочитать прямо сейчас. Естественно, я схватился за эту возмож-ность двумя руками. Ручка с восемью стержнями была забыта к чертовой бабушке. Книжка про черепашек-ниндзя все затмила. Дома я провалился в сюжет.

Черепашки вместе с Эйприл на космическом корабле отправлялись непонятно куда. Во время путешествия был обнаружен другой корабль, на котором выкосило всех людей. И к одному из членов экипажа присосалась какая-то неизвестная дрянь. А потом у него из живота вырвалось чудовище, которое уничтожало все вокруг. Смо-гут ли черепашки его одолеть и спасти Эйприл?

Книжки были толстые — страниц по 200–300. Я проглатывал сначала одну в неде-лю, потом раз в три дня, в конце ускорился — одна книжка прочитывалась за вы-ходные. Иногда быстрее.

Смущала одна вещь. Я все ждал серии мультика по книжке. Но почему-то не пока-зывались эти серии. А они ведь были очень интересными: и про космических чудо-вищ интересно, и про египетскую мумию, и про роботов, которые в будущем все за-хватили... Мне стало казаться, что телевидение от нас что-то скрывает. Явно недо-говаривает, а точнее, недопоказывает. Я пытался поделиться со взрослыми своими теориями заговора. Но они в силу своей тупости не понимали происходящего. А ведь и им могли чего-нибудь недопоказывать.

Пока не открылась страшная тайна. Открылась она мне в августе. И открыл ее мне старший брат.


Книга ВРЕМЯ ОТЦА


Секрет паука

В 9:58 утра англичане Боб и Джим перешагнули порог офиса русского клиента. Боба мучало похмелье. Ещё он испытывал дискомфорт — вокруг все говорили на русском, а казалось — на клингонском. Отовсюду раздавалось:

— Бэбэбэ...Кх! Кх!

Мужчины, бегающие по коридорам, постоянно орали так, что у них вздувались вены на шеях. И каждую тираду заканчивали неизменно:

— Кхххх!

Короче говоря, общая атмосфера напоминала канун апокалипсиса.

Читать дальше...

Слепой Случай стучится в дверь

— Чума! Что б тебя молнией шарахало каждый раз, когда тебе очередная идея в голову придёт! — Война рухнул на диван, устав бродить разгневанным призраком по дому. Дух самого неистового Всадника Апокалипсиса бунтовал против вынужденного карантина.

— А что сразу я?.. — Чума опасливо выглядывала из кресла, куда забралась с ногами, и для надёжности прикрылась ноутбуком. Ей, единственной из эпической четвёрки, было не привыкать подолгу скрываться в одном месте, чтобы в какой-то момент вырваться на волю во всей своей мрачной красе. К тому же, как и всякая женщина, Чума любила делать вид, что случившаяся катастрофа не её рук дело. — Вечно у вас мужчин женщины виноваты...

Читать дальше...

Бегемот по прозвищу Паха

Он был массивен и изворотлив. Словно хотел доказать: жирный не значит неповоротливый. Паха все время куда-то ехал, кого-то ловил и даже от кого-то скрывался. Он не вписывал себя в правила. И в этом была его сила:

— Понимаешь, есть такие строители... Они хотят сделать как в книжках. Ну вот как из учебника... И ты знаешь... Правильно в стройке не заработаешь.

Паха веровал, проповедовал, исповедовал и был главным евангелистом русского менеджмента в бизнесе, который базировался на двух столпах. Первый — никогда не приходить вовремя. Он умудрялся опаздывать даже к заказчикам на собрания. Однажды директорат его прождал несколько часов. Иностранный топ-менеджер был в отчаянии. В Германии он с таким не сталкивался. Паха в тот день не появился. Вообще. И даже не перезвонил.

Читать дальше...

Как я был националистом

— Танцуй! — мне на ноги был направлен пистолет. Не боевой. И даже не травмат. Пневматика. Сжатый воздух толкает вперёд металлический шарик. Тот летит чуть больше 10 метров. Маленькая дробинка пробивает одежду и её потом нужно долго выковыривать из своего мяса.

Потными ладошками я сжимал два своих ножа. В правом кармане большой складной нож. В левом — китайская подделка под настоящий швейцарский. Скорее для понта и утяжеления удара. Убить или поранить им — дело сложное.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен