Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 31.07.2019 / 3531

Майбах, воскресай!

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Светловолосый мужчина сгорбился у подъезда. Он жадно втягивал дым сигареты. Почти всасывал её. «Перед смертью не накуришься», — улыбнулся собственной мысли. Взгляд зацепился за молодого парня на новеньком Майбахе. Тот буквально гарцевал на своём Мерседесе. Хотел впечатлить публику у входа в модный французский ресторан.

С исчезновением власть имущих из бизнеса ушла и добавочная стоимость. Исчезла маржа…

Майбах мужчины давно был сдан за долги. И от этого воспоминания стало невыносимо жалко самого себя. Глядя на веселого и дерзкого парня, казалось, что вместе с Майбахом он сдал билет в клуб. Чувствовал себя ребенком, которого не позвали на день рождения. Исключили из списка крутых. Чувство было в новинку.

Раньше мужчина занимался спортом. Играл в хоккей. Звездой не стал. Однако выручили полезные знакомства. Хоккеистов любили чиновники, губернатор выпивал с ними за победу. А после пары рюмок исполнял «Вальс Бостон».

Этот же губернатор помог обзавестись первым бизнесом. А вернее сделать спортсмена генеральным директором. Должность была по большей части представительская. Нужно давать интервью, рассказывать о стратегии развития компания и нести околоманагерский бред. Все реальные вопросы — разрешения на землю, выделение этой самой земли от области, выделение кредитов — все это решалось кулуарно. Без участия хоккеиста. На нем оставалось подписание бумажек и прочая ритуалистика.

Главное — время от времени говорить журналистам, что бизнес его. Хоккеиста. Публично. Губернатор дядька мягкий и осторожный. Ещё задолго до всяких оппозиционных расследований он на каждый свой бизнес делал вывеску. Находил номинальных владельцев. Чтобы никто не связывал его с этими предприятиями. Вывеска помогала не сильно. Все кому надо в курсе — кто за кем стоит. Но губер плавал в иллюзиях, что его стратегия защиты активов скрывает от радаров конкурентов и силовиков.

Хоккеист хоть и стал зиц-председателем, но к делу подошёл обстоятельно. Сходил на MBA и другие популярные обучалки. Научился рисовать схемки. Выяснилось, что схемки очень даже работают. Если экономика растёт, а в местных сетях с твой продукт ждут с распростертыми объятиями. На курсах же ему объяснили, что есть у него харизма.

Он слышал на предпринимательских тусовках о том, что бывают проблемы. Кредиты банки дают с боем, за то, чтобы попасть на полки приходится платить какие-то откаты... Все это не касалось светловолосого мужчины. Жалуются слабаки и лохи. Такую формулу он вывел для себя давно.

Однажды губернатора сняли. Словно в одно мгновение исчез прекрасный могучий ангел-хранитель. Банки стали менять процентные ставки, местные сети выдавили федералы. И вот хоккеисту, уважаемому человеку, приходилось мотаться по встречам и уговаривать взять свой продукт. Проводить презентациям каким-то мальцам в дешёвых костюмах. В его спортшколе таких лохов били клюшками после уроков. А теперь он должен перед ними словно клоун выступать. Обидно. Даже унизительно. Он проникся ненавистью к торговым сетям.

Мудрый губер от темы отъехал. Передал хоккеисту все ключи от чемодана без ручки в обмен на крупную единовременную выплату. И оставил мужчину наедине с банками, торговыми сетями и проблемами с теплицами и семенным фондом. С исчезновением власть имущих из бизнеса ушла и добавочная стоимость. Исчезла маржа…

— О, ты слышал про Мишу? Он же поднялся на этих БАДах. Это же просто мел в капсулах. Он их продаёт как волшебное средство от геморроя и импотенции. И народ хавает. Нет никаких сетей. Выстраиваешь МЛМ-продажи, — объяснял мужчине товарищ.

Мужчина скорчил гримасу. МЛМ считалось мелким жульничеством. А он все-таки если и относил себя к жуликам, то только к крупным.

— Знаешь, какой оборот у Миши, — ответил собеседник. — Миллиард. Миллиард рублей за год. И сколько ты зарабатывал на своём сельском хозяйстве? И сколько там прибыли? У вас же нет маржи! Без госдотаций — весь твой бизнес по миру пойдет. Ну и сам же говоришь — общаться с манагерами приходится — последнее дело… А тут манагеров нет, а маржа есть.

Мужчина задумался... Через полгода появилась...

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса
Автор в - Facebook
Автор в - VK



История про клаббера-программиста, кинезиолога-кибернетика и писателя-инвестбанкира

— Мне надо самоопределиться! — стартовал с банальности наш собеседник. Мы с Илюхой испытали боль зубовную. Из глубин памяти поднимались тени бизнесменов, потерявших жизнь в попытках самоопределиться, а точнее — навесить на себя ярлык. Наш визави тем временем метал на стол имена великих:

— Нассим Талеб — это второй писатель после Николая Мохова (у Николая Мохова ЧСВ растёт будто курс биткойна на ажиотаже), Джон (ну конечно же Гриндер, сооснователь НЛП), Кастанеда (естественно собеседник практиковал тенсегрити)...

А дальше повесть он свою излагал. И повесть его опровергала теории многих уважаемых авторов, в том числе и упомянутых. Я б эту повесть пером записал, бумагу свернул б и в бутылку вложил, на яхте б в море вышел и закинул в воды глубокие. Но нет у меня яхты, нет и пера, посему читайте буквы электронные...

Читать дальше...

Травник

Крепкий стеллаж из тёмного дерева вмещал в себя тысячу книг. Черные толстые корешки томиков Кастанеды напирали на тоненькое сочинение Алистера Кроули. Верхние полки оккупировали справочники по травам. Рядом со стеллажом в пол комнаты врос большой письменный стол. На нём в ряд выстроились массивные шкатулки, в которых затаились амулеты, камни и другие удивительные вещи.

Читать дальше...

Гуру (отрывок из повести "Травник")

— Тебе больно, потому что ты — говно. И твоя боль — это нерешенные проблемы с отцом, — кричал во время выполнения упражнений по йоге тренер Леонид. Каждый гуру эпатировал публику по-своему. Леонид придумал преподавать йогу под громкую музыку. Причём выбирал Высоцкого.

Читать дальше...

Как жулики читать меня научили

Писателем я хотел быть всегда. Толстая соседка, выпив дачного вина, поинтересовалась:

— Кем ты хочешь быть?

В семь лет мне этот вопрос уже казался глупым и пошлым. Хотя я знал на него ответ:

— Писателем.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен