Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 31.03.2021 / 1395

Секрет паука

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

В 9:58 утра англичане Боб и Джим перешагнули порог офиса русского клиента. Боба мучало похмелье. Ещё он испытывал дискомфорт — вокруг все говорили на русском, а казалось — на клингонском. Отовсюду раздавалось:

— Бэбэбэ...Кх! Кх!

Мужчины, бегающие по коридорам, постоянно орали так, что у них вздувались вены на шеях. И каждую тираду заканчивали неизменно:

— Кхххх!

Короче говоря, общая атмосфера напоминала канун апокалипсиса.

Боб быстро понял, что лучше зависнуть на месяц в Гималаях, страдая от холода и отсутствия кислорода, чем мучиться от неразрешимых дилемм в офисе.

От страшных мыслей отвлекали только девушки в чёрных мини-юбках. Девушки быстро передвигались по офису на высоких каблуках и что-то тараторили в один телефон, тыкая во второй (размером с телевизор) длинными ногтями, которые стоило бы запретить как холодное оружие...

— Алекс задерживается... Могу я вам предложить кофе или чай? — вежливо поинтересовалась ассистентка клиента, с которым Боб и Джим должны были встретиться ровно в 10:00.

С Алексом Боб познакомился на строительной выставке в Германии. Алекс отличался от представлений о русских олигархах. На английском говорил уверенно, ходил без охраны. Часов и костюмов от Версаче не носил. И если бы не свита, то его можно было бы принять за обычного европейского инженера: синие джинсы, свитер болотного цвета... Боб с удовольствием рассказывал Алексу о новых технологиях, которые они недавно внедрили на заводе.

— Очень интересно, — прервал Алекс разговор на выставке. — У меня сейчас мало времени. Могу я дослушать твою презентацию в Москве? Договоритесь о встрече с моей помощницей...

Когда Боб вернулся в Англию, он провёл небольшое исследование. Выяснил, что Алекс очень много строит. Сотни и сотни тысяч квадратных метров в год. Боб прикинул, что в принципе компания русского потребляет бетона больше, чем производит их английские заводы.

Бобу показалось, что он вытянул счастливый лотерейный билет. Бурная фантазия тут же нарисовала молодому менеджеру картинку карьерного роста. Как он становится помощником директора уже в 26 лет... Ведь именно Бобу нужно вести переговоры и ехать в Москву. В конце концов у него и прабабушка в 18-ом году бежала из Петербурга во Францию. И кому как не Бобу должна быть понятна загадочная душа русских миллиардеров...

Все эти аргументы менеджер разложил перед шефом. Тот выслушал угрюмо и бросил:

— Джим поедет с тобой...

Джим был племянником владельца, но мнил себя почти аристократом, хотя их фамилия не получала даже баронетского титула. Что не мешало Джиму смотреть на всех, включая Боба, сверху вниз.

К русским же Джим относился чуть лучше, чем к цыганам и чуть хуже, чем к американцам. Такой национализм был немыслим в строительном бизнесе, где бок о бок трудились поляки, латыши, украинцы, турки... Однако Джим находил способ напомнить, что он относится к белой расе, а вот в собеседнике не уверен. Всё это жутко мешало в переговорах. Тем не менее владелец фирмы видел в племяннике продолжателя семейного бизнеса. Не дочкам же его оставлять? Те давно свихнулись на идеях феминизма и марксизма...

Летели до Москвы молча. Боб попытался было обсудить сценарий переговоров с Джимом, но тот отрезал:

— Я знаю, что говорить... — после чего аристократ без титула продолжил сверлить взглядом кресло впереди себя. Сидели они в хвосте. В конторе дяди Джима все, включая владельца, летали только эконом-классом. А для командировок покупались самые дешевые из доступных билетов...

Джим в гостинице отправился отдыхать к себе в номер, а Боб спустился в бар. Где на него обратили внимание юные русские девушки. Одна была тяжела, широка в кости, но с милым личиком. Короткие волосы были покрашены в розовый. Вторая девушка — худа, с темными глазами и смолисто-чёрными волосами.

— О, реальный бритиш! — сказала розововолосая. И тут же предложила выпить. Брюнетка что-то сказала на русском и они засмеялись.

— Будешь кокаиниум? — поинтересовалась розововолосая.

— Ммм? — не понял Боб.

— Кокаин будешь?

Вообще-то Боб предпочитал пиво и виски. Но в ту ночь он попробовал и кокаин, и водку, и шампанское, и даже секс втроём. О последнем у него сохранились отрывочные, но вроде бы приятные воспоминания. Только в горле першило.

— Можно воды? — жалобно попросил Боб помощницу Алекса. Джим кинул на него презрительный взгляд и заметил:

— Твой русский друг опаздывает на час...

Джим уже успел настучать дяде о том, что встреча до сих пор не состоялась:

— Клиент опаздывает, и я думаю, что нам лучше уехать, — начал племянник.

— Ждите. На вашу командировку потрачены деньги, — напомнил дядя. Он как и Боб успел посчитать: что им может принести контракт с русским. И хоть и старался призвать себя к дисциплине и не мечтать попусту, однако мысли его всё равно переходили в сладкие грёзы об удвоении выручки и EBITDA... Может быть и не оставлять фирму на Джима? Может быть её лучше продать?..

Джим после выволочки от дяди сидел прямо и старался абстрагироваться от происходящего в русском офисе. Боб же с интересом поглядывал на аборигенов, сравнивая их с животными. Вон та девушка похожа на ощетинившегося дикобраза. Со всех сторон торчат иголки: острые каблуки, ногти... И даже о прическу можно уколоться. А орёт на неё дама, ну вылитый бегемот. Округлая и толстокожая... Такая с десяток дикобразов растопчет и не заметит...

Напротив на диване уселись грузные мужчины с печальными, как у кошек снупи, глазами. Стоило им облокотиться на спинку, как их веки синхронно закрылись. А большие мясистые носы принялись с шумом откачивать воздух из помещения... Видимо, Алекса они ждали не первый раз и, как опытные охотники, сейчас экономили силы, чтобы в нужный момент собраться и схватить добычу.

В полдень Джим с Бобом попытались покинуть свой пост — спустились в ресторан. И тут же почувствовали на себе незримый ошейник. Им тут же позвонила секретарша Алекса:

— Он уже подъезжает и готов будет принять вас через пятнадцать минут. Спрашивал: ждёте ли вы его?

Боб с завистью оглядел обедавших в ресторане. И с детской обидой вспомнил еду, что раздавали в самолете, а он отказался вслед за Джимом. Сейчас бы он набросился на то мясо...

Пятнадцать обещанных минут растянулись до семи часов. И даже больше. К вечеру Джим с Бобом слились с креслами, в которых сидели. Пробегавшим мимо работникам казалось, что англичане здесь квартируются уже неделю, не меньше. Да и сами иностранцы потеряли счёт времени. Алекс появился в офисе часа четыре назад. Причём проделал это так быстро, что Боб растерялся. Не успел и слова сказать, только привстал, дабы помахать рукой — а клиент уже исчез за дверью. А когда Боб присел, то не обнаружил и грузных мужчин напротив. Зато услышал их голос из кабинета клиента. И как они это сделали? Телепорт что ли в диване был спрятан?

В приемной под дверью Алекса караулили человек десять. Может больше. Некоторые нервничали, другие же превращались в статуи или скульптуры... В этой компании выделился только пожилой мужчина с шейным платком. Он был единственным, кто не провёл в ожидании и минуты. Стоило ему появиться в приемной, как сам хозяин открыл дверь и чуть ли не с объятиями встретил старика...

Трудолюбивое воображение Боба тут же взялось за дело. Оно рисовало картинки, пытаясь ответить на вопрос: кто этот старик? Может быть могущественный клиент? Или Московский Дон Корлеоне?..

К полночи происходящее вокруг казалось всё абсурднее. Ткань реальности теряла твердость, становилась податливой как пластилин... В окружающих он уже видел не людей, а зверей. А приёмная Алекса будто трансформировалась в преддверие Ада... Оттуда доносился страшный рёв. Потом был слышен звук, будто кто-то что-то кинул...

От страха Боб даже осмелился сказать Джиму:

— Я думаю, нет смысла ждать. Кому вообще нужен английский бетон в России?

— Из-за тебя компания вложила деньги в эту командировку. Теперь ты хочешь бежать? — язвительно спросил Джим. И строго продолжил:

— Держать строй!

Бобу казалось, что держать строй ему надо перед армией Сатаны...

— Заходите, — пригласила секретарша англичан в кабинет.

Боб похолодел, перешагивая порог...


Жизнь через истории людей, и люди в многообразии жизни:

Вторая жизнь
Самовыразительная коммерция
Собрание собственников
Майбах, воскресай!
Спартакиада зубника. Или жизнь Спартака
Райское Место
Далёкие берега


Кольцо с дельфинами

Причёска называется каре. Она коротко стриглась. Оставляла только тоненькую косичку рядом с левым ухом... Ещё она называла все своими именами. Могла в глаза человеку объявить:

— Ты — идиот!

Познакомились мы с ней, потому что вместе квартиру снимали. Скинулись первокурсниками на хату впятером. А потом распределили комнаты.

В комнату с балконом въехала семейная пара (одногруппница рано выскочила замуж), большой зал достался девочке с косичкой и её подруге. А я забрал себе маленькую комнатку. Положил на пол матрас, поставил компьютер также на пол. На стопки книг складывал одежду. Про соседок сразу решил...

Читать дальше...

Собрание собственников

Жизнь мирно протекала в кипрском посёлке имени Афродиты. По утрам чирикали птички. Коты объединялись в банды, а потом на стрелках выясняли — кому достанется территория у самых сердобольных хозяев, а кому у помойки. Владельцы недвижимости начищали до блеска свои аккаунты в Airbnb и ждали приближения высокого сезона. Сезона, когда из-за жары днём городок будет вымирать, а море успокоится и перестанет биться в истерике о волнорезы, вследствие чего в воде появятся стайки детишек, а пьяные русские косяками поплывут за буйки...

Читать дальше...

Дороги детства

— Я помню себя с трёхлетнего возраста...

— А я вообще с двух лет.

Друзья соревновались за самые ранние воспоминания. А я понимал, что не помню себя в детстве... Не то, чтобы вообще не помню. Я не помню зиму. Помню только лето и тот момент, когда это лето детства закончилось.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен