Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 03.03.2021 / 2288

Самовыразительная коммерция

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

От волнения Макс задыхался, спотыкался, матерился, потел и размахивал руками. Ну, а вы бы, что делали, если бы ваша мечта сбылась? А у Макса она сбылась. Он стоял рядом с кампусом Стэнфорда (один из самых известных универов в мире) и давал интервью Юрию Дудю (самому известному интервьюеру в России). Слово «самое» часто повторяется. Но что поделать. В Штатах от него не сбежишь. Тут либо ты «самый», либо жуёшь размороженный в микроволновке бургер, купленный за 99 центов.

— Ты из Ульяновска? Как ты из Ульяновска оказался в Кремниевой долине? — спросил Юра со своей фирменной интонацией.

Успех кружил бы голову, если бы не приходилось отстаивать очередь в Сбербанке в ожидании, когда же наконец старушка разберётся с банковскими формулярами.

И так бы хотелось рассказать всё... Например, как с отцом стоял в очереди в Сбербанке. Максу было пятнадцать и он не мог получить деньги от заказчика на своё имя. Пришлось оформить гонорар на папу. Тот удивился, что за сидение у компьютера могут заплатить настоящие, а не виртуальные деньги. Да сыну и самому не верилось, что за его картинки, что он старательно вычерчивал старой мышкой, положен гонорар. К тому же гонорар от далеких заказчиков, которые сидят где-то в Москве и с которыми он переписывается только по интернету...

Очередь двигалась медленно. Старушка зависла у окошка. Она неторопливо надевала очки и переспрашивала что-то у операционистки. Обшарпанные интерьеры не соответствовали торжеству момента. Финансовому признанию в...


Жизнь через истории людей, и люди в многообразии жизни:

Вторая жизнь
Время отца
Собрание собственников
Кирюха
Спартакиада зубника. Или жизнь Спартака
Райское Место
Далёкие берега


Секрет паука

В 9:58 утра англичане Боб и Джим перешагнули порог офиса русского клиента. Боба мучало похмелье. Ещё он испытывал дискомфорт — вокруг все говорили на русском, а казалось — на клингонском. Отовсюду раздавалось:

— Бэбэбэ...Кх! Кх!

Мужчины, бегающие по коридорам, постоянно орали так, что у них вздувались вены на шеях. И каждую тираду заканчивали неизменно:

— Кхххх!

Короче говоря, общая атмосфера напоминала канун апокалипсиса.

Читать дальше...

История про клаббера-программиста, кинезиолога-кибернетика и писателя-инвестбанкира

— Мне надо самоопределиться! — стартовал с банальности наш собеседник. Мы с Илюхой испытали боль зубовную. Из глубин памяти поднимались тени бизнесменов, потерявших жизнь в попытках самоопределиться, а точнее — навесить на себя ярлык. Наш визави тем временем метал на стол имена великих:

— Нассим Талеб — это второй писатель после Николая Мохова (у Николая Мохова ЧСВ растёт будто курс биткойна на ажиотаже), Джон (ну конечно же Гриндер, сооснователь НЛП), Кастанеда (естественно собеседник практиковал тенсегрити)...

А дальше повесть он свою излагал. И повесть его опровергала теории многих уважаемых авторов, в том числе и упомянутых. Я б эту повесть пером записал, бумагу свернул б и в бутылку вложил, на яхте б в море вышел и закинул в воды глубокие. Но нет у меня яхты, нет и пера, посему читайте буквы электронные...

Читать дальше...

Кирюха

У Кирюхи был мяч, а напротив их огромной дачи — поле. Поле стало футбольным. Там мы и играли. Кто-то вбил однажды жерди в землю — они обозначали ворота. Вдоль поля шла толстая красная труба. На ней сидели, когда играли в «Сабж». Возле неё собирались выкурить первые бычки в семь лет. До сих пор помню как напряженная игра прервалась возгласом:

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен