Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Рассказы / 08.12.2019 / 2065

Гуру (отрывок из повести "Травник")

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Прочитать всю повесть вы можете в сборнике "Время отца"

— Тебе больно, потому что ты — говно. И твоя боль — это нерешенные проблемы с отцом, — кричал во время выполнения упражнений по йоге тренер Леонид. Каждый гуру эпатировал публику по-своему. Леонид придумал преподавать йогу под громкую музыку. Причём выбирал Высоцкого.

— Настоящая йога для сильных, а не для слюнтяев! — таков был девиз его школы. Андрею видел: парень просто вымещает накопившиеся комплексы, унижая учеников. Леонид не был одинок. Секты росли словно грибок в сыром помещении. Травник стучался в каждую. Исследовал структуру и подходы к прихожанам.

В основе любой секты женщины сильно за тридцать. Или даже перешагнувшие сороковник. Запросов у них всегда два: найти мужика и деньги. О здоровье редко спрашивали. Да и финансовым благополучием интересовались сильно реже. Чаще людей волновали личная жизнь. Однако не во всех сектах можно было поднять этот щекотливый вопрос. Если предводителем школы был мужчина, то он сам пытался по мере сил удовлетворить аппетит учениц. Причём Андрея изумляло — какие персонажи пользовались успехом у женщин.

"Церковь потеряла верующих, рухнули семьи и даже идея коммунизма показала свою несостоятельность. И в этот момент оказались востребованы люди, которые бы интерпретировали происходящее вокруг."

Так, один гуру — высокий худой парень, отличался редкостным занудством и повторял постоянно слово «системно»:

— Я изучал множество практик и ждал своего учителя годами. Прочитал множество книг, которые не мог ни с кем обсудить... Но потом мне открылась истина — я сам должен быть учителем! И тогда я систематизировал все свои знании о мире магии. И систематизация представлений позволила и к решению жизненных проблем подойти также системно...

Впрочем, несмотря на слабую легенду, внутри секты все было выстроено довольно здраво. Присутствовала иерархия учеников и чтобы пройти на следующий уровень необходимо было заплатить деньги за курс, а потом пройти своеобразный экзамен. Уровней было семь и на самом высоком стоимость участия составляла десятки тысяч долларов.

Но для выкачивания денег из прихожан не только строились иерархические системы. Как только человек попадал к гуру, тот ненавязчиво объяснял с кем стоит дружить, а кого лучше избегать, потому что у него негативная энергетика. Андрей подмечал, что негативная энергетика обнаруживается у людей к магии равнодушных (активных критиков легче всего было превратить в защитников новой веры и фанатиков) и бедных.

Так мудрить приходилось только мелким гуру. Маститые, вроде одного писателя из Узбекистана, поступали проще.

— Есть люди спящие, а есть те, кто проснулся. Те, кто проснулся, могут видеть даже с завязанными глазами легко перебрать мешок с рисом, разложив по двум разным кучкам чёрные и белые рисинки.

Андрей наблюдал, как уже немолодые женщины часами раскладывают на столе рис. Высшим уровнем посвящения было съездить к Узбеку в гости, для чего достаточно заплатить пару тысяч долларов. Порой гуру собирал залы в сотни человек...

Но это травник считал меньшим злом, чем отъявленные садисты типа Леонида или недавно посаженного Сергея, главы секты с лаконичным названием «Тропа».

— Есть народность в центральной России, там старики ещё помнят старое знание… Молодёжь-то разъехалась по городам и забыли чему их учили… Наш Серый учился у старого учителя несколько лет, — рассказывали сектанты. — Однажды утром учитель сказал Серому: пойдём, прогуляемся. Они шли по лесу в тумане, а потом старик буквально растворился в тумане...

Серый отличался особой жестокостью. Он лично преподавал бесконтактный бой:

— Есть любки, а есть злобки. Злобки — это бой насмерть, а любки — это тренировочный бой. Молодежи это помогает выходу агрессии.

Агрессия самого Серого выходила на учеников. Он не ограничивался тем, что бранил их, доходил и до рукоприкладства. Бил он и учеников, и родных сыновей. Пока в конце концов его не посадили. Дело было не в побоях, они послужили лишь поводом. Просто мало-мальски заметная секта подчинялась человеку в органах. Серый же в какой-то момент взбунтовался и дерзко заявил, что он никому не подчиняется и по поводу учеников никому отчитываться не собирается... Дело ему готовили основательно, без спешки.

И посадили сразу по нескольким статьям. Для бывших учеников наступил апокалипсис.

Андрей общался с теми, кто «стоял на Тропе». Из разговоров у него складывалось понимание — зачем люди вступают в секты. Церковь потеряла верующих, рухнули семьи и даже идея коммунизма показала свою несостоятельность. И в этот момент оказались востребованы люди, которые бы интерпретировали происходящее вокруг. Давали бы ответ на простые вопросы:

— В чём смысл жизни? Что такое любовь? Как быть счастливым?

И гуру отвечают на эти вопросы. Они объясняют происходящее вокруг. Интерпретация дарует успокоение прихожанам. Зачем это другим Андрей хорошо понимал. Зачем это ему самому? В самом начале своего пути ему хотелось найти достойных собеседников и возможно даже учителей. Но в этой колоде все карты были краплёные. Преподаватели йоги типа Леонида вообще не понимали — что они творят? Такие гуру как Серый недалеко ушли в своём развитии от сатаниста Германа…

В конце концов Андрей исключил себя из всех сект. На чаепития стал ходить только к баптистам. У них было вкусное варенье, а во-вторых хорошая международная система поддержки. Будучи баптистом можно легко из российской провинции переехать в США на учебу. Секта поможет…

Прочитать всю повесть вы можете в сборнике "Время отца"



Ордынка

Пишу иногда рассказ, а потом возникает желание что-то улучшить в нём, где-то сгладить, убрать повторы и стилистические ошибки... Проходит время и перечитываю первый вариант, а он вроде как и ближе, и роднее что ли... Так получилось и с повестью «Ордынка». В книжку вошёл отшлифованный вариант, а на сайт мы выставили первый.

Читать дальше...

Кирюха

У Кирюхи был мяч, а напротив их огромной дачи — поле. Поле стало футбольным. Там мы и играли. Кто-то вбил однажды жерди в землю — они обозначали ворота. Вдоль поля шла толстая красная труба. На ней сидели, когда играли в «Сабж». Возле неё собирались выкурить первые бычки в семь лет. До сих пор помню как напряженная игра прервалась возгласом:

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Бегемот по прозвищу Паха

Он был массивен и изворотлив. Словно хотел доказать: жирный не значит неповоротливый. Паха все время куда-то ехал, кого-то ловил и даже от кого-то скрывался. Он не вписывал себя в правила. И в этом была его сила:

— Понимаешь, есть такие строители... Они хотят сделать как в книжках. Ну вот как из учебника... И ты знаешь... Правильно в стройке не заработаешь.

Паха веровал, проповедовал, исповедовал и был главным евангелистом русского менеджмента в бизнесе, который базировался на двух столпах. Первый — никогда не приходить вовремя. Он умудрялся опаздывать даже к заказчикам на собрания. Однажды директорат его прождал несколько часов. Иностранный топ-менеджер был в отчаянии. В Германии он с таким не сталкивался. Паха в тот день не появился. Вообще. И даже не перезвонил.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен