Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Рассказы / 27.03.2020 / 3404

Спартакиада зубника. Или жизнь Спартака

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

— Раньше же я как волчара бегал! Ни одной юбки не пропускал. А сейчас?.. — говорит Спартак — крепкий мужчина шестидесяти лет.

— Компьютер завис — рентген не могу сделать. Пойдём покурим, — Спартак — стоматолог мечты. Он и посередине лечения может предложить перекур на своём балкончике — путь к которому через коридорчик с стеллажом. На полках советские книжки о стоматологии с новомодными журналами...

Балкончик маленький, с трудом там размещается кресло и столик с пепельницей. Вид на пыльную парковку супермаркета...

— ...Я ей и говорю: когда мужчина ходит налево — это ситуация! А когда баба идёт налево — это блядство. Так зачем же ты путаешь блядство с ситуацией?.. Ох, мужики, бабы — это такое дело. Как говорится, волосы с пизды любую баржу утянут (феминисткам просьба — дальше не читать, да и раньше читать не стоило)…

Назвали бы родители Игорем — дома бы сидел. А так назвали Спартаком. Вся жизнь — приключение…

Пока Спартак рассказывает байки, я вспоминаю пластиковые московские клиники, помешанные на сервисе, но забывшие о человечности. Там утомленные врачи не знали не то, что имён пациентов. Их интересовала только скорость — побыстрее обслужить. И чек из кассы. Спартак же относится к пациентам как к людям, а не как единицам из бизнес-плана...

— Ни хрена не выспался, — говорит доктор.

— Чего так?

— Да, в два часа ночи пациент разбудил... Боль, говорит, дикая. Орёт. Ну чего делать? Пришлось идти инструменты готовить.

— Вылечил?

— Да. Но потом уснуть не мог…

Москвичи, побывав на Кипре, часто жалуются на отсутствие сервиса. Ну пусть они попробуют разбудить своего стоматолога в два часа ночи... И чтобы он ещё после этого сделал им операцию. Нет. Такое возможно только в нашей кипрской деревне…

— Посадили нас с другом менты, — рассказывает Спартак очередную историю из времен, когда работал ювелиром. — А у друга волосы длинные были, за ухом он спрятал карандаш — при обыске менты не заметили. Посадили в пятницу. Два выходных впереди — делать нечего.

Олег, друг Спартака, взялся рисовать на стене Иисуса. Потом ещё и деву Марию. Спартак помогал. Картины получились на всю стену.

Наступает понедельник. Приходят менты:

— Кто это сделал?

— Боженька сверху... Кто-кто? Кто здесь сидел?

Охранник ушёл совещаться с начальством. В итоге...



Слепой Случай стучится в дверь

— Чума! Что б тебя молнией шарахало каждый раз, когда тебе очередная идея в голову придёт! — Война рухнул на диван, устав бродить разгневанным призраком по дому. Дух самого неистового Всадника Апокалипсиса бунтовал против вынужденного карантина.

— А что сразу я?.. — Чума опасливо выглядывала из кресла, куда забралась с ногами, и для надёжности прикрылась ноутбуком. Ей, единственной из эпической четвёрки, было не привыкать подолгу скрываться в одном месте, чтобы в какой-то момент вырваться на волю во всей своей мрачной красе. К тому же, как и всякая женщина, Чума любила делать вид, что случившаяся катастрофа не её рук дело. — Вечно у вас мужчин женщины виноваты...

Читать дальше...

Кольцо с дельфинами

Причёска называется каре. Она коротко стриглась. Оставляла только тоненькую косичку рядом с левым ухом... Ещё она называла все своими именами. Могла в глаза человеку объявить:

— Ты — идиот!

Познакомились мы с ней, потому что вместе квартиру снимали. Скинулись первокурсниками на хату впятером. А потом распределили комнаты.

В комнату с балконом въехала семейная пара (одногруппница рано выскочила замуж), большой зал достался девочке с косичкой и её подруге. А я забрал себе маленькую комнатку. Положил на пол матрас, поставил компьютер также на пол. На стопки книг складывал одежду. Про соседок сразу решил...

Читать дальше...

История про клаббера-программиста, кинезиолога-кибернетика и писателя-инвестбанкира

— Мне надо самоопределиться! — стартовал с банальности наш собеседник. Мы с Илюхой испытали боль зубовную. Из глубин памяти поднимались тени бизнесменов, потерявших жизнь в попытках самоопределиться, а точнее — навесить на себя ярлык. Наш визави тем временем метал на стол имена великих:

— Нассим Талеб — это второй писатель после Николая Мохова (у Николая Мохова ЧСВ растёт будто курс биткойна на ажиотаже), Джон (ну конечно же Гриндер, сооснователь НЛП), Кастанеда (естественно собеседник практиковал тенсегрити)...

А дальше повесть он свою излагал. И повесть его опровергала теории многих уважаемых авторов, в том числе и упомянутых. Я б эту повесть пером записал, бумагу свернул б и в бутылку вложил, на яхте б в море вышел и закинул в воды глубокие. Но нет у меня яхты, нет и пера, посему читайте буквы электронные...

Читать дальше...

Ордынка

Пишу иногда рассказ, а потом возникает желание что-то улучшить в нём, где-то сгладить, убрать повторы и стилистические ошибки... Проходит время и перечитываю первый вариант, а он вроде как и ближе, и роднее что ли... Так получилось и с повестью «Ордынка». В книжку вошёл отшлифованный вариант, а на сайт мы выставили первый.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен