Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Бизнес-войны / 18.05.2019 / 4609

Русский рок

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Русский рок лучше слушать в юности. Взрослым же он приносит одни беды. Особенно за кордоном. Об этом не знал Вадик Флаксман. Екатеринбургский художник вообще оставался большим ребёнком всю свою жизнь. Ему так и говорили друзья:

— Ну что ты как маленький!

Однажды группа художников получила вкусный заказ от мэрии. Нужно было написать десятки картин. На дворе начало нулевых — не лучшее время для мастеров изобразительного искусства. Хотя, когда для них было лучшее время?.. Художники намалевали нужный объём. Мэрия забрала полотна себе, а на вопрос подданных — Где деньги? — чиновники рисовали маслянистыми словами свои картины:

— Деньги будут… бумаги подготовим… министерство культуры… бюджеты…

Годы шли, менялись чинуши, главы департаментов... Одно оставалось неизменным — художникам за те работы, так и не заплатили. Взбунтоваться решил только Вадик. Он объявил протест, постоял с плакатом, устроил голодовку, дал интервью журналистам. Получился скандал местного значения. Написали местные СМИ, кто-то из федералов. Человек сто точно прочитало…

«Твори Флаксман свои картины в духе реализма, он бы сдался. Но Вадик представлял русскую авангардную школу»

— Ну что ты как маленький, ни на что ты не повлияешь, — увещевали коллеги, которых также кинула мэрия.

Ошиблись. По какой-то неведомой бюрократической логике Вадику с компаньонами заплатили. Возможно посчитали, что проще заткнуть деньгами. Закономерно, что коллеги не сказали Вадику даже спасибо. Творцы завистливы и неблагодарны. Гениальность, склочность и неблагодарность легко уживается в одном человеке...
Пока Флаксман защищал свои права, он читал оппозиционную прессу. В начале выискивал там только заметки о себе, но потом пристрастился утро начинать с колонок критиков власти. Главная мысль оппозиционеров не меняется в России со времён Ивана Грозного — пора валить. Вот Андрей Курбский свалил в Литву от царя, смог и Грозному сказать, все что думает о нем, и пожить по-человечьи, и помереть не на плахе, а в своём имение. Гоголь и то про вечера на хуторе писал в Италии. А настоящие русские патриоты сегодня предпочитают вообще Лондон.

— Все умные люди не здесь, — объяснял Вадик ненавистным коллегам. — Вот хули толку, что я вхожу в сотню лучших российских художников? Сбыта в России нет. Покупателей нет. Ничего нет. Пора валить пока трамваи ходят и границы открыты.

Коллеги соглашались с основными тезисами Флаксмана... И на этом останавливались. Советская художественная школа учит своих питомцев пить по-чёрному, рисовать по белому и стоять на месте. Движение — тлен — главный лозунг любого худучилища. И потом власть не платит, но даёт мастерские. Для этого нужно приседать и унижаться, то есть выполнять знакомые с детства упражнения. А забугорье — тотальная неизвестность.

— Кому ты там нужен? — спрашивали товарищи.

Они не знали, что деятельный Вадик уже нашёл ответ в Бельгии. Он откопал там дальнюю родственницу, навёл мосты через интернет и получил сказочный по русским меркам оффер от европейского галериста: сдаешь четыре картины в месяц — получаешь десять тысяч евро. Осталось преодолеть малые преграды — невозможность получения шенгена и тотальное отсутствие денег. Собственно в силу второго фактора и возникло первое препятствие.

Твори Флаксман свои картины в духе реализма, он бы сдался. Но Вадик представлял русскую авангардную школу. Художник знал — главное преодолеть границу, а там разберёмся. Через неделю вызрел план...

Отвальную он устроил в Москве. Помахал руками коллегам и запрыгнул в туристический автобус до Стамбула. Как только въехали в Европу...



Про опасный рейтинг и короткую юбку

Меня умиляет то, как реагируют на появление в рейтингах «самых-самых» молодые айтишные миллионеры. Они своему попаданию на электронные страницы Форбсов и прочих изданий искренне радуются. Мало того — хвастаются в фейсбуках, ютубах и инстаграммах... Вот ведь круто!

И я помню как реагировали богатые люди из старого поколения, когда их включали в рейтинги. Они очень сильно напрягались. Укрепляли личную безопасность и ничего хорошего после публикации своих имён в списках богачей не ждали. Если была возможность не попасть в рейтинг, то они все для этого делали.

— Ой, Коля, ты вообще в какое время живёшь? Мир изменился, — отвечал мне один айтишник.

Читать дальше...

Стратегии войн внутри корпорации

Работа внутри любой корпорации — это война всех против всех. Здесь нет союзников, здесь есть только интересы. И пусть не вводят вас в заблуждение улыбки окружающих. С этой же улыбочкой они сообщают жертвам об увольнении, понижении или новом назначении в офис в городе Козельске, что был проклят ещё татаро-монголами...

Читать дальше...

Крыша выехала

- Главное узнать, кто за ним стоит? - заявил клиент про своего оппонента. Я посмотрел на товарища. Пригляделся. Задумался. Вроде не дурак. Вроде в бизнесе давно. Как вообще можно верить, что за мелким жуликом может кто-то стоять? Как вообще можно верить в мифологию про волшебную крышу?

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен