Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Бизнес-войны / 18.05.2019 / 3103

Русский рок

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Русский рок лучше слушать в юности. Взрослым же он приносит одни беды. Особенно за кордоном. Об этом не знал Вадик Флаксман. Екатеринбургский художник вообще оставался большим ребёнком всю свою жизнь. Ему так и говорили друзья:

— Ну что ты как маленький!

Однажды группа художников получила вкусный заказ от мэрии. Нужно было написать десятки картин. На дворе начало нулевых — не лучшее время для мастеров изобразительного искусства. Хотя, когда для них было лучшее время?.. Художники намалевали нужный объём. Мэрия забрала полотна себе, а на вопрос подданных — Где деньги? — чиновники рисовали маслянистыми словами свои картины:

— Деньги будут… бумаги подготовим… министерство культуры… бюджеты…

Годы шли, менялись чинуши, главы департаментов... Одно оставалось неизменным — художникам за те работы, так и не заплатили. Взбунтоваться решил только Вадик. Он объявил протест, постоял с плакатом, устроил голодовку, дал интервью журналистам. Получился скандал местного значения. Написали местные СМИ, кто-то из федералов. Человек сто точно прочитало…

«Твори Флаксман свои картины в духе реализма, он бы сдался. Но Вадик представлял русскую авангардную школу»

— Ну что ты как маленький, ни на что ты не повлияешь, — увещевали коллеги, которых также кинула мэрия.

Ошиблись. По какой-то неведомой бюрократической логике Вадику с компаньонами заплатили. Возможно посчитали, что проще заткнуть деньгами. Закономерно, что коллеги не сказали Вадику даже спасибо. Творцы завистливы и неблагодарны. Гениальность, склочность и неблагодарность легко уживается в одном человеке...
Пока Флаксман защищал свои права, он читал оппозиционную прессу. В начале выискивал там только заметки о себе, но потом пристрастился утро начинать с колонок критиков власти. Главная мысль оппозиционеров не меняется в России со времён Ивана Грозного — пора валить. Вот Андрей Курбский свалил в Литву от царя, смог и Грозному сказать, все что думает о нем, и пожить по-человечьи, и помереть не на плахе, а в своём имение. Гоголь и то про вечера на хуторе писал в Италии. А настоящие русские патриоты сегодня предпочитают вообще Лондон.

— Все умные люди не здесь, — объяснял Вадик ненавистным коллегам. — Вот хули толку, что я вхожу в сотню лучших российских художников? Сбыта в России нет. Покупателей нет. Ничего нет. Пора валить пока трамваи ходят и границы открыты.

Коллеги соглашались с основными тезисами Флаксмана... И на этом останавливались. Советская художественная школа учит своих питомцев пить по-чёрному, рисовать по белому и стоять на месте. Движение — тлен — главный лозунг любого худучилища. И потом власть не платит, но даёт мастерские. Для этого нужно приседать и унижаться, то есть выполнять знакомые с детства упражнения. А забугорье — тотальная неизвестность.

— Кому ты там нужен? — спрашивали товарищи.

Они не знали, что деятельный Вадик уже нашёл ответ в Бельгии. Он откопал там дальнюю родственницу, навёл мосты через интернет и получил сказочный по русским меркам оффер от европейского галериста: сдаешь четыре картины в месяц — получаешь десять тысяч евро. Осталось преодолеть малые преграды — невозможность получения шенгена и тотальное отсутствие денег. Собственно в силу второго фактора и возникло первое препятствие.

Твори Флаксман свои картины в духе реализма, он бы сдался. Но Вадик представлял русскую авангардную школу. Художник знал — главное преодолеть границу, а там разберёмся. Через неделю вызрел план...

Отвальную он устроил в Москве. Помахал руками коллегам и запрыгнул в туристический автобус до Стамбула. Как только въехали в Европу...



Бизнес-войны: от чего пляшем?

Прибегает товарищ, говорит:

— Меня нагнули, обокрали, обидели... Угрожают убийством, уголовными делами и обещают выставить мои интимные фотографии в открытый доступ... Я хочу нанести ответный удар! Хочу восстановить справедливость! Сколько денег надо, чтобы наказать негодяев?

Моё мнение: класс стратега, который ведёт бизнес-войны, зависит от реакции на такую ситуацию.

Читать дальше...

Усиление через кризис

Есть несколько рынков, которые своему интенсивному развитию обязаны войнам и кризисам. Авиация и машиностроение потянули за собой нефтедобычу в 1914-ом году. И, поверьте, ещё в 13-ом году никто не мог предположить такого интенсивного развития.

Когда в начале Первой Мировой немцы подошли к Парижу, казалось, что дело швах. Комендант города пытался удержать противника. Но на линии фронта катастрофически не хватало солдат и боеприпасов. Однако французский генерал отличался изобретательностью и наглостью. Он отдал удивительный приказ:

Читать дальше...

Хороший, плохой, никакой...

Иногда мы публикуем рассказы, которые видны только нашим подписчикам. Широкая публика не прочитает даже первых строчек. Рассказ «Хороший, плохой, никакой...» из этой серии... Ну ладно-ладно. Первое слово и даже одну цитату увидят все. Но не больше.

P.S. Дабы избежать неловких попыток объясниться со мной, напомню: все события и герои вымышлены, повествование ведётся от имени лирического героя. Совпадения с реальной жизнью — случайны.

Читать дальше...

Закон для суицидника

Чем скучнее и страшнее работа, тем сильнее на ней ценится хохма. Шутка. Анекдот. У кого есть в друзьях мент, фсбшник или врач, тот знает — один и тот же набор профессиональных анекдотов они будут рассказывать всю свою жизнь. Потому что в их серой и опасной работе яркое и веселое событие — это редкость. А хочется, чтобы случались они почаще. Поэтому ценятся в этих узких профессиональных сообществах люди с выдумкой — хохмачи, проще говоря. Организаторы хохота. В одном уездном городе был такой специалист. Звали его Рома.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен