Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Жизнь / 31.07.2019 / 299

Громко мечтать

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Пару лет назад я получил письмо с фотографиями картин одной девушки. Начинающего художника. На них были изображены святые.

— Ещё одна чеканушка, помешанная на духовности, — подумал я.

Однако меня убедительно попросил знакомый работы продвинуть. Эти картины я воспринял как необходимый довесок к другим нашим деловым отношениям. Такой апсейл по-советски. За хороший товар получаешь обязательный бонус. Не всегда приятный.

Запомни, дорогой, мы не идейные, мы по коммерческой части!

Фотографии и сопроводительный текст я переслал своему помощнику.

— Ты там, на фото не смотри, текст переведи главное и размести. Что на картинах? Какая разница! Запасись цинизмом. Современное искусство знаешь? Там тебе и не такое изобразят. Запомни, дорогой, мы не идейные, мы по коммерческой части!

Правила хорошего тона не позволяли свести напрямую помощника и знакомого. Приходилось самому открывать письма и формулировать ответ. Что несколько раздражало. Картины мне сильно не нравились. И что самое паршивое — они запомнились. Изображение Будды до сих пор стоит перед глазами. Как и Николая Чудотворца.

Прошло время. Я смотрел работы какого-то современного автора. Не помню уже кого. Помню другое. Пока их смотрел — вспомнились полотна той девушки.

— Вот блин, ведьма, пролезла в голову, — думалось мне.

Видимо не мне одному. Написал один дядька из Штатов. Хочу, говорит, купить эту картину. Сколько стоит? Я переадресовал вопрос. И получил обидный для всякого торговца искусством ответ:

— Эта картина не продаётся. Но если покупателю интересна эта картина и важна для него, то художник напишет специально для него.

Эти слова меня не то, что расстроили. Они меня взбесили. Полчаса я бегал по террасе, курил, разбрасывая искры во все стороны.

— Заинтересует покупатель? Да они совсем офигели! Тут художники, про которых пишет европейская пресса, стонут, месяцами не продаются и просят помощи в раскрутке. А она... Да что она вообще о себе думает? Встречные условия покупателю выдвигать! — на истерике я и не заметил, что было сказано не «покупателя заинтересуют», а «если покупателю интересно».

Коты лениво поглядывали на мои эмоциональные выплески индифферентно. Не выражали поддержки. Белоухий развалился на шезлонге у бассейна и лениво зевнул. Смолянисто-черный Омен вообще не понял о чем я говорю. Тем не менее я решил взять животных в качестве свидетелей.

— Никогда! Никогда больше ни с одним художником, никаких дел. Они все чеканутые! — я дал себе зарок. И конечно тут же его нарушил. Подвело любопытство. Как мы помним, я сторонился работ девушки. Не удержался и все-таки полез в инстаграм.

Профиль заинтриговал. Но подписываться я на него не стал. Путём сложных ассоциаций я каждый раз вспоминал — как его найти. Выяснилось, что у художника полный солд аут. То есть все картины проданы. Выяснилось, что пока я разбирался в своих чувствах, образовалась очередь из покупателей. Директор Третьяковки написал рецензию. Пара депутатов ведут переговоры о покупке последней картины, что сейчас ещё не продана. Безуспешно...

— Вот так вот, Белоухий, мы с тобой все проспали. Что ты зеваешь? Человек у тебя дурак!

Я мечтал, чтобы картины этой девушки появились в нашем новом проекте. А мечтаю я громко. Бог обделил меня слухом и красотой голоса. Вот и приходится компенсировать громкостью. Короче говоря, я задолбал всех окружающих.

— Держи номер телефона, позвони ей, — не выдержала моя подруга.

— Я не могу ей позвонить прямо сейчас. Это все очень сложная дипломатия... Мне надо настроиться.

Я часто избегаю знакомств с важными для меня людьми. Порой годами. Если понимаю — человек мощный и что-то судьбоносное быть может в нашей встрече — сторонюсь этих возможностей. Фиг знает — куда они приведут?

К тому же был ещё фактор для стеснения — мои первые мысли о девушке, о её картинах. Я стыдливо вспоминал свое снобское отношение… А мне ведь ещё в юности говорили:

— Коля, ты невыносимый сноб!

Короче говоря, я стеснялся. Занимался своего рода мазохизмом. По-прежнему не подписываясь на профиль прекрасного художника, но все равно подглядывал — что у неё в жизни происходит. Друзья тем временем передавали недоумение девушки:

— Она спрашивает, почему ей не может позвонить сам Николай Мохов? И сказать — что он хочет? Как-то сформулировать свою мысль.

— Вы ничего не понимаете. Я

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса
Автор в - Facebook
Автор в - VKЧитать продолжение. Доступно только подписчикам

Подпишитесь на PUSH-уведомления и сразу узнавайте о выходе новых статей

Подписаться

Запрос отправлен

Время принуждения

Раз-два, раз-два, левой-правой, левой-правой, — так задавали ритм испокон веков. Задавали ритм на галерах, задавали ритм солдатам. Потом появился гудок для заводских рабочих, звонок для школьников и будильник для офисных служащих. Через определение времени одни люди управляли другими.

Читать дальше...

О границах и пьяной англичанке

Поехали как-то с товарищами поужинать в город Айя-Напа на Кипре. Это город-клуб… И перед-нашим глазами развернулось целое действие. Липкой потной ночью мы узрели толпу юных англичан под предводительством двух парней на ходулях. Парни в матюгальник объявляли, что сейчас бухаем здесь, и указывали на очередной бар. Народ саранчой набрасывалась на выпивку. Кто-то танцевал на столе, кто-то вдыхал наркоту, кто-то скидывал с себя лифчик.

Читать дальше...

Время смерти

Много хлопот я доставлял своему ангелу-хранителю. Жизнь в России не шибко ценилась, а мужчинам вообще полагается смерть геройская. Об этом кричало все вокруг. Взять, к примеру, боевики. Их на видеокассете по три штуки умещалось. И в каждом китаец какой-нибудь пронырливый руками во все стороны машет. Ловкий — толпу за пять минут покрошил. Сразу хочется также научиться.

Читать дальше...

Главный вопрос эмиграции

Валит народ из страны. Причем занимается этим уже лет двести. Гоголь любил писать в Италии, Ленин в Швейцарии, а сегодня главные патриоты России предпочитают британское гражданство. Присягнут королеве и давай рассказывать о судьбах родины. Родина уже лет тридцать как поняла: не фиг держать границы на замке, пусть народ валит. Потому что свалив человек вынужден ответить на главный вопрос современности: ты кто такой?

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Подписка на месяц

Способы оплаты в рублях

Способы оплаты в валюте



Способы оплаты в bitcoin


Подписка на год

Способы оплаты в рублях

Способы оплаты в валюте



Способы оплаты в bitcoin