Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Жизнь / 10.12.2019 / 2935

Тугодум в мире торопыг

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Время диктует, в наше время нужно действовать быстро... И особенно мне нравится: «в наш стремительный век»... Некоторые речевые штампы верными не делает даже их популярность. Наш век не такой уж стремительный, как это принято считать. Я это отчётливо вижу в искусстве. Разве стали люди писать картины быстрее? Нет. Расскажу вам такую историю.

В Италии четыреста с лишним лет назад жил очень беспокойный человек. Он развлекался с проститутками, убивал людей, ночи его пожирали карточные игры. Его сажали в тюрьму. Выгоняли из Рима за непотребное поведение. К счастью у смутьяна находились влиятельные заказчики — кардиналы. Им он писал картины. За год мог сделать пять-шесть работ. Без отрыва от выпивки, карт и убийств. 5-6 картин — это много?

Вообще-то... да. Картины-то были здоровые. Некоторые три на три метра. Даже просто так кисточкой вазюкать масляную краску на здоровом холсте зае... Притомишься. Да ещё и красок в тюбиках как сейчас никто не продавал... А требования к картинам были строже. Ведь для того времени картина — это не фотография. Это кинематограф. В картине должен быть сюжет, разворачиваться действие, присутствовать динамика. В одном кадре нужно уместить сразу много историй и смыслов. Художник тогда — это и сценарист, и режиссёр, и оператор...

"Мы повысили скорость реагирования и снизили скорость осмысления."

Поставим эксперимент. Обратимся к нынешним творцам с вопросом-предложением:

— Хочу себе копию картин Караваджо (а именно так звали беспокойного итальянца). Можешь мне скопировать все его работы за 1600 год? Нарисовать точь-в-точь все шесть картин за ближайший год?

Художник-трезвенник, который не играет в карты и даже не убивает людей ответит:

— Нуу, за год все шесть точно не сделаю. Может за год одну картину получится у Караваджо срисовать. Может две. Но чтобы все шесть... Исключено.

Спрашивается: и где же ваш век безумных скоростей?

Ладно художники. Что их обижать. Другое дело — политики. 12 августа 1800 года во Франции приняли постановление о разработке проекта Гражданского Кодекса. В марте 1803ого года начали публиковать законы из Кодекса Наполеона. В марте 1804ого года закончили. Ну и двести лет кодекс просуществовал без существенных изменений. Только в 21ом веке французы взялись его править.

Попробуйте сейчас напрячь депутата из любой страны, чтобы он с коллегами написал 36 внятных и простых закона за полгода. А потом за три года согласовал написанное с судами разных уровней и парламентом. И чтобы по этим законам потом жили люди в самых разных странах. Чтобы даже когда враги политика пришли к власти, они бы сочли свод законов настолько разумным, что не стали его отменять. И враги врагов не стали... В наш ультрасупербыстрый век разработать свод таких законов за полгода никто не возьмётся. В лучшем случае сворует у Наполеона.

Давайте откровенно: быстрота нашего века проявляется только в перемещении человека из одного города в другой. Причём внутри некоторых городов уже вопрос: когда быстрее мы перемещались сейчас или тридцать лет назад? Буквы и звуки научились передавать мгновенно. Это тоже правда. Но скорость рождения мысли... Скажем мягко, не стали мы быстрее думать. Некоторые утверждают, что даже замедлились. И живем мы на самом деле не в сверхбыстрый век, а в век черепах.

И причина тому простая — мы повысили скорость реагирования и снизили скорость осмысления. Некоторые экземпляры просто остановили мыслительную деятельность. При этом люди никогда так много не писали, не говорили и не читали. В фейсбуке до сих пор идиоты бахвалятся: сколько они проглотили книг за год. 50. 60. 100. Удивительные ребята. На их фоне уже я чувствую себя черепахой. Тугодумом. Скажем, сегодня пытался понять ровно одну фразу из очень толстой книжки. Вот эту: «в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься». История, которая этой фразе предшествовала, тоже чрезвычайно увлекательная. Перечитываю её лет двадцать. Может ещё через двадцать и догадаюсь о чём она. А может и нет. Такими темпами я конечно же не догоню ребятишек из фейсбука. Не осилю и полсотни книжек за этот год. Боюсь, что и с одной не справлюсь...

Ну а если отвлечься от троллинга, то ситуация такова. Если наши быстрые реакции не имеют под собой фундамента смыслов, то жизнь превращается...



Не бойся, милый, это глюки

Сегодня в нашей несуществующей рубрике, посвящённой вопросам управления энергией, мы поговорим о галлюцинациях. И о волшебной формуле, которая позволяет уходить от влияния чужих галлюцинаций и создавать свои собственные.

Читать дальше...

Поток

«Очарованные», давайте так называть людей двинутых на эзотерике, любят вещать о потоке.

— Я в потоке! — радостно восклицают они. Психологи, коучи и прочие присоединяются к восторженному хору и словно баптисты, поющие «Аллилуйя», кричат в экстазе:

— Он в потоке! Он в потоке!

А про удачливого счастливца шепчут:

— Он поймал поток...

Читать дальше...

Вечная суета

Разговор телефонный. С товарищем московским.

— Чувствую, херней какой-то занимаюсь. Тридцать пять лет, кручусь-кручусь... Деньги все время через меня проходят. Ничего не остаётся. И главное от всей этой суеты тоже ничего не остаётся. Бессмысленность какая-то... Хочу, чтобы было как у тебя. Книжку написал, а она потом продаётся... Рассказ написал, а его и через три года прочитать хотят... А у меня какое-то всё...

Читать дальше...

Учиться писать: История

— Ты у меня опять историю украл! Я ничего тебе рассказывать не буду! Ничего! Что ты смеёшься, вот что ты смеёшься! Вот послушай, у меня есть одна подружка... Только пообещай — ты об этом писать не будешь. Вот поклянись мне. Ни слова не напишешь!

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен