Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Отношения / 07.06.2019 / 5887

Аутист в поисках общения

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Главное — не попадаться. Люди не любят чудиков, поэтому изучать — что такое норма — я начал с детства. Но все равно иногда попадал впросак. Помню, как-то девушка позвала меня на утренний кофе. Промурлыкала в телефон:

— У меня родители в отъезде и я хочу позвать тебе на утренний кофе...

«Психологи сочиняют будто обо всем можно договориться, предупредить ту же девушку о своих особенностях. Ну-ну. Ни одна девушка не свыкнется с превращениями своего парня в зомби.»

Это была Юля. Училась на курс младше. Познакомились мы с ней заочно. Она читала в местной газете мои статьи и ей захотелось узнать — кто все это пишет. Спустя полгода на ступеньках клуба я делал ей массаж стопы. Подметил — девушки все на каблуках и ноги у них быстро устают от танцев...

Вернёмся к кофе. Предложение меня напрягло. Я представил, что встаю в семь утра, потом пробки сквозь мороз и все для того, чтобы попить кофе. Зачем эти бессмысленные телодвижения? Кофе и дома можно попить. Но и в лоб отказывать невежливо. Так только чудики делают. Я начал шутить и менять тему разговора. Пока она не прервала:

— Ты сможешь приехать через час?

— Конечно смогу, сейчас машинку вызову.

Странная девушка. Наверное, она не в себе. То утром кофе выпить, то через час приехать...

...Утром, когда смятые простыни уже дымились, она сказала:

— Ну вот, теперь я тебе сделаю утренний кофе.

Я покраснел. Покраснел, потому что понял — совершил ошибку. Не смог сразу расшифровать предложение про утренний кофе. Это было приглашением к сексу. Аутисту сложно понять предложение со вторым дном. Двусмысленность — не наш конек. Впрочем, это не самый главный недостаток. Так, досадная мелочь…

С точки зрения чудика — люди вокруг психи. Я это уяснил в школе. Мог бы понять в детском саду, но меня спасли истерики. Родители поняли: не хватит у них душевных сил затолкать меня в садик. А в школу смогли. Тут-то и начался первый круг ада. Одноклассники вели себя странно и нелогично. Учителя вели себя странно и нелогично. За выполнение заданий полагалась звездочка. Её ставила учительница в тетрадку. У нее была для этого красная печать. Задания были из серии написать букву «а» десятки раз в тетрадке.

Оглянулся на одноклассников. Они тут же начали выводить эту букву. Ненормальные! Если вам нужна звездочка, можете сами себе её фломастером нарисовать. Это же логично. Мучаться с буквой «а» ради этой звездочки — нелогично. Первый год я плохо понимал, что хотят люди вокруг. На уроках я нырял в себя, а это глубокие воды. Подниматься на поверхность не всегда успевал к записи домашнего задания. И, честно говоря, смысла их не понимал. Битвы за игрушки, фантики и прочее мне казались странными. В одноклассниках виделись мне сказочные идиоты.

Представьте, что вам рано утром нужно вставать и идти в дурдом. Примерно так я себя ощущал в начальной школе. Выяснилось, что дурки не избежать — это удовольствие минимум на десять лет. Дома валялись книжки по «НЛП». Залип. Оказывается, можно зеркалить людей и они будут к тебе иначе относиться. Оказывается, по движению глаз можно определить — о чем человек говорит: о прошлом, настоящем или будущем. Оказывается, можно закладывать в свою речь команды и люди будут их выполнять.

Школа превратилась в поле для экспериментов. Моя маленькая лаборатория. Можно записать слова, которые используют училки, запомнить и использовать в ответах. Дворовые понятия — это тоже самое, только слова другие. Я не мог поверить своим глазам. Это и правда работает. Все общение превратилось в математическую задачу. А мой подростковый бунт — в намеренные ошибки в решении.

Если понаблюдать за человеком, то можно узнать — какие темы ему доставляют боль. И давить в эти точки — пока он не закричит. Биолог у нас преподавал ОБЖ. Требовалось выучить звания — сколько звёздочек на погонах у лейтенанта.

— Не хочу.

— Я поставлю тебе двойку.

— С удовольствием, вот дневник — ставьте.

Главное — говорить равнодушным тоном. Через пару недель он уже орал, когда ставил двойку. Биолог любил власть. И понимал неподчинение. Не понимал он другого — равнодушия. Учителя привычны к отговоркам, к дерзости хулиганов. А вот сводит с ума их только искреннее равнодушие. В универе я заострил навык. Мог сначала ответить желанными для преподавателей словами, а потом разрушить впечатление.

— Вот скажите, что делать, если мужчина пьёт? — с этого неожиданного вопроса начала преподша. Я ее сразу не полюбил. Она всегда выделяла любимчиков и ставила им хорошие оценки и специально валила тех, кто ей не нравился.

— Уходить. Останется только мазохистка, — безмятежно ответил я. После этого она меня возненавидела. И попыталась загнобить. Через год я её заставил поставить себе отличную оценку в зачетку. И добился ее увольнения.

— Коля, Оксана Михайловна там сидит и плачет, — однокурсница выбежала из аудитории вслед за мной.

Мне не было ее жалко. Я мстил тогда ей и всей системе за лицемерие. За десять лет школы, в которую меня вынудили ходить. За то, что слова и дела часто живут на разных полюсах. Мстил изощренно. Заставлял людей действовать по правилам, которые они сами объявили. Мстил, когда показывал им ничтожность их ценностей. Того, что они считали таким важным.

Я мстил людям за боль. Люди вынуждают к общению. Аутистам нужно одиночество. Общение — необходимость. Можно выучить правила общения. Но это становится работой. Которую можно выполнять очень хорошо. И даже получать от нее удовольствие. Только потом очередная девушка выдает:

— С тобой мне было фантастически хорошо. Невероятно. Ни с кем так не было. И так плохо тоже не было ни с кем…

Я умел хорошо общаться. Порой чертовски хорошо и даже сводить с ума. Только рано или поздно — внутренняя эмиграция. Тут уж никакая девушка не выдержит. Представьте, рядом с вами ходит такой зомби. С мутным взглядом. И так неделями и даже месяцами.

— Коля, что случилось? Почему ты такой грустный? — ненавидел эти вопросы. Я был в своем мире и мне было хорошо. Однако люди пытались все время из него выковырять. Выковыривания доставляли физическую боль. В эти моменты ласки, прикосновения, желание близости — отвращало. Злило. И я не выдерживал и бил словом в ответ. Бил в самую больную точку. Лишь бы от меня отвязались и я мог дальше путешествовать по своему миру.

Слышал, что «пикаперы» учатся эмоционально «раскачивать» девушек. Что же у меня это выходило само собой. Психологи сочиняют будто обо всем можно договориться, предупредить ту же девушку о своих особенностях. Ну-ну. Ни одна девушка не свыкнется с превращениями своего парня в зомби. Испугается. И никакие инструкции не помогут.

Я полюбил случайные связи и бордели. По одной простой причине — легко можно выскочить из коммуникации. Спать в одной кровати с девушкой для меня сложно. Сон не дарит сил и часто становится ещё одной формой пытки. Потому что для меня единственная форма восстановления сил — это одиночество...

В прошлой жизни я воспринимал свои особенности как изъян. Помеху. Чувствовал себя инвалидом, которому надо учавствовать в гонке со здоровыми. И при этом побеждать. Волевым усилием возвращать себя к разговору, поддерживать small talk, расшифровывать эмоции и слова. Побеждать соперников легче, чем победить себя. Но все изменилось в день, когда один добрый человек мне сказал:

— Аутизм всего лишь значит, что у тебя много внутренней энергии. Очень много. Порой больше, чем энергии снаружи.

Это стало отправной точкой. Следующей точкой стало понимание: в контакте с реальностью я только в одном случае...



Поддержка с Тёмной Стороны

Пишут читатели. Поговорить хотят. А мы всегда рады хоть вживую на Кипре встретиться и вина выпить. Хоть по скайпу поболтать. Почему бы жизненными историями, да смешными байками не обменяться?.. Но тут выясняется, что за анекдотами житейскими, скрывается просьба о помощи:

— Мне бы тут совет от вас... Помогли бы...

Читать дальше...

Найденные слова

...Курортный город. Ресторан майским вечером. Большой стол оккупировали выходцы с Кавказа. Гордые, громкие, бородатые… За соседними столиками посетители поглощают пищу, не прожевывая. Проглотить скорее, пока беды не вышло, да и уйти незамеченными. Официант потеет, унижается, вымещают свою злобу на кухне. Обстановка в зале называется «Как бы чего не вышло». И вдруг, на этом празднике жизни, на этих именинах сердца, появляется пара. Он — мужчина среднего роста, на носу очки. Вид — интеллигентишка. Она — высокая блондинка. Она не идёт. Она парит в мыслях о великом. Витает в облаках. Будто и не замечает напряженной атмосферы…

Читать дальше...

Тирания любви

В обычной жизни я — тиран. Ну или точнее был им. Больше десяти лет. Я мог довести девушек до слез и истерик, сохраняя полное спокойствие. Моей любимой фразой была:

— Ты же всегда можешь встать и уйти.

Эта фраза вводила девушек в забавное состояние. Встать и уйти — значило следовать команде. А я это говорил, когда они пытались бунтовать. Остаться — так себе вариант. Но не помню, чтобы уходили. Впрочем, память полна обманов. Память — ветреная подруга, что с неё возьмёшь?

Читать дальше...

Эссе о резонансе, девушках и джазе

У меня есть концепция джаз-банды в отношениях с любыми людьми. Представьте, я беру в руку гитару и начинаю играть. Мой друг, Илюха, услышав мою мелодию, подключается. Берет саксофон и развивает музыкальную мысль. Присоединяется третий товарищ и т.д. Начать может и кто-то другой. Необязательно я. Дело в принципе. Можем мы импровизировать вместе? Вместе создавать музыку и при этом не планировать это действие, не обсуждать его?

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен