Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Отношения / 07.08.2020 / 2272

Черноокая

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

— Хочешь, я разведусь с мужем? А мы с тобой поженимся. Я нарожаю тебе кучу детей... Хочешь?

— Нет, — организм ответил, не дожидаясь сигнала от мозга. Ответил инстинктивно. Чувствовал организм, что вопрос жизни и смерти решается.

— Почему «нет»?.. — на это высказывание девушки организм отказался отвечать. Передал эстафету голове: «ты у нас умная, ты и думай!». Я провёл по волосам девушки, посмотрел в её чернющие, чёртовы, глазища... Вспомнил предысторию...

Мамина подруга — тётя Лена — приехала к нам погостить на недельку. Много лет её муж и мой отец дружили. Что-то вместе строили, ходили в турпоходы... Потом не стало папиного друга, следом не стало и отца. Две вдовы вечерами пили вино, обсуждали настоящее мужское товарищество и гоняли по кругу незамысловатые бабские сплетни...

Не знал, что пока я продаю людям «Титаник» на DVD, ко мне приближается айсберг проблем.

— Давайте я вам погадаю, — предложила как-то тётя Лена после бутылочки красного. Она взяла в руки самую обыкновенную колоду карт, которую мы использовали для игры в Дурака и устроила вечер гаданий. Не знаю, что тогда выпало маме. А вот то, что тётя Лена сказала мне... Запомнил надолго. Начала она с банальности:

— Девушек у тебя будет много...

Ну, это не новость. Это мне с десяти лет пророчили. К четырнадцати годам, к моменту полового созревания, хотелось конкретики.

— Она будет брюнеткой с чёрными глазами... Черноокая... А ещё она самая настоящая ведьма. Она изменит всю твою жизнь.

Успокоив меня относительно других аспектов жизни — «дорога дальняя» (ага, с тех пор все время я куда-то переезжаю), а казенного дома удастся избежать (и на том спасибо) — тётя Лена всплакнула и завалилась спать.

Через неделю мамина подруга вернулась в Казахстан, а я начал и забывать — чего там мне наворожили. От мыслей про брюнетку отвлекал запах весны. Запах тающего снега, запах города и будоражащей свободы. Потом наступило лето. Там уже запах речки и трав, нагретых июньским солнцем...

В деревне, куда мы заезжали в конце мая, дачу напротив стали сдавать в аренду. Моя сестра заметила, что это не дело:

— Снимут её какие-нибудь уроды... Нам это невыгодно... Лучше сами арендуем и пусть туда приезжают наши друзья. У нас же много друзей...

Через месяц Дима, немногословный муж сестры, привёз первых постояльцев. Две семьи художников из Красноярска. И началось в моей жизни самое настоящее лето. Потому что настоящее лето — это конечно же вечера в тёплой компании. Когда на огромной сковороде шкворчат грибы с картошкой... Когда в бане из-за пара не видно ничего... Когда от хохота стены дачи трясутся...

— Утро. На пляже нет никого... Я лифчик сняла и загораю, — рассказывала черноокая девица из Красноярска. — Тут...


Ещё об отношениях:

Чадолюбцы
Типаж Пятачка
Подозрительные веганки. Гастрономическая драма в двух актах
Спасибо, что расстались!
Если не стоит или рецепт Магического секса


Подозрительные веганки. Гастрономическая драма в двух актах

Шумеры относились подозрительно к чужакам и женщинам (да, наши предки были сексистами-националистами). Любили же шумеры только друзей. Они с ними собирались за одним столом, пили пиво и общались... Я же все-таки люблю дам, но при виде вегетарианок испытываю тоже чувство, что испытывали и наши праотцы по отношению к девице из чужой горной деревушки. Ожидаю удара из-за спины. Виной тому две истории...

Читать дальше...

Ярлык учителя

Толстый писатель с плохим здоровьем и высокомерно поднятой головой — Дима Быков — отличился. Решил расставить своих мертвых коллег по рядам. Кого определил в первый, кого-то во второй, а некоторых даже и в третий. Сергею Довлатову указали место за одноклассниками. Учитель Быков поставил ему тройку с минусом. Не скрывал, что хотел влепить вообще «неуд».

Своей аттестацией Дима Быков развязал войну в соцсетях. Кто-то заметил, что учитель и сам не владеет предметом. Кто-то ответил, что давно знал о плохой успеваемости Довлатова... Меня же удивило другое — это стремление в принципе давать оценки и литературе, и даже литературным персонажам. Подобный подход пахнет суждениями школьных учителей. Не самый приятный аромат...

Между прочим, фанаты Димы Быкова знают, что он и правда долго работал в школе. Вещал детям о Пушкине и Достоевском. Потом стал завсегдатаем оппозиционных каналов и уже оттуда вёл «лекции» о литературе. Как-то мне довелось столкнуться с его слушателем:

Читать дальше...

Зачем нужны отношения?

Как и любой здравомыслящий человек, много лет назад я бы не понял вопроса. Что значит «зачем?». Очевидно же. Любовь, семья, так принято, это человеческая природа, не быть одному в конце концов. В общем я бы мог многое ответить на столь глупый вопрос.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен