Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Книги / 29.09.2019 / 24409

Бразильеро

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Часть II. Литва

Глава I. Сирены в Клайпеде

Жизнь в Клайпедском порту замирала, когда по нему вышагивали Яна, Фаина и Кристина. Небесный скульптор, лепивший фигуры девушек, не поскупился ни на материал для бюста, ни на материал для места пониже спины.

— А там у неё во! А тут так ваще! — Томас, водитель погрузчика, от возбуждения забывал слова и переходил на язык жестов. В воздухе рисовал полусферы, примеряя их то на свою чахлую грудь, то на свой тощий зад.

— Эээ... Рубенс недоделанный, кончай уроки рисования, контейнеры сами себя не разгрузят... — прервал его начальник.

Литовцы брали машины в Штатах по двести долларов, привозили их на родину и повторяли подвиг Виктора Франкенштейна. Превращали мертвую материю в живое существо — автомобиль на ходу.

Контейнеры сегодня пришли из США. В них были отходы жизнедеятельности легендарных американских дорог — старые автомобили, которые по идее сдать можно было только в пункт приёма металлолома. Но это по идее богатых американцев. По идее же литовцев ни одну деталь нельзя было выбросить до того момента, пока Хронос личным приказом не превратит её в прах. То есть она сама не рассыпется.

Литовцы брали машины в Штатах по двести долларов, привозили их на родину и повторяли подвиг Виктора Франкенштейна. Превращали мертвую материю в живое существо — автомобиль на ходу. Одна божественная операция по воскрешению Форда или Крайслера приносила скромный по меркам Евросоюза доход. Долларов сто. Иногда чуток побольше. Литовских демиургов величина вознаграждения не смущала. В маленькой стране после того, как рухнула Советская империя, каждый доллар был в кассу.

Но даже воскрешатели американского автопрома забывали о своей бухгалтерии, когда начиналось...



Телохранитель

У нас новость и большой праздник.
На Тёмной Стороне вышла новая книга!

О чём эта книга? Она несколько отличается от привычного стиля современной литературы и переплетается...

Читать дальше...

Душевный покер

Места в BMW Z4 мало. Машина для старых пижонов, на самом деле. Состоятельные джентльмены её покупают, чтобы показать — душой-то я молод. Я ещё эге-ге-гей! И, конечно же, берут Z4, когда в гараже уже стоит и чего-нибудь повместительнее и посолиднее.

У Семёна не было гаража. Не было у него и другой машины. И вообще, хоть он и облысел, наел живот или, как говорили раньше, — авторитет, Семёну далеко до пенсионного возраста. До сорока-то ещё пятилетка… Бэху он купил под влиянием момента — заказчик отвалил денег, и захотелось себя чем-то порадоваться. Парень сразу убедился в непрактичности приобретения. Машинка-то уже не новая, капризная. Чаще простаивала на СТО, чем в московских пробках.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен