Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Рассказы / 29.09.2019 / 16583

Бразильеро

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Часть I. Вёрей

Глава IV. Агнете и Водяной

Музыкальный центр съел диски и медленно раскручивал новый день. Бразильеро осмотрел светлую квартирку датчанки. Он пришёл в Данию на корабле из Вёрей. В Европе ничего не работало в выходные, груз сдать не могли. Оставалось развлекаться.

В караоке они ревели в микрофон рок-хиты. Там же и познакомились с девушкой. Это произошло само собой. За баром встретились взглядами. Улыбка. Сквозь шум он не разобрал имени. Просто взял её за руку. Длинные пальцы.

Разговоры моряков, вопли поющих и грохот музыки отдалились. Они с датчанкой будто оказались в одной невидимой сфере. И эта сфера перенесла их в её квартирку. Несколько лет неудовлетворённого желания. Он торопился, чуть быстрее снимал одежду, путался в джинсах и также неловко входил. Завершилось всё стремительно.

Все русские медведи — алкоголики. А в России мы одна семья… Пьющий же медведь — горе семье.

— Агнете ступила на Хейланнский мост,
И вынырнул вдруг Водяной во весь рост, — напевала датчанка старую балладу...



Спартакиада зубника. Или жизнь Спартака

— Раньше же я как волчара бегал! Ни одной юбки не пропускал. А сейчас?.. — говорит Спартак — крепкий мужчина шестидесяти лет.

— Компьютер завис — рентген не могу сделать. Пойдём покурим, — Спартак — стоматолог мечты. Он и посередине лечения может предложить перекур на своём балкончике — путь к которому через коридорчик с стеллажом. На полках советские книжки о стоматологии с новомодными журналами...

Читать дальше...

Травник

Крепкий стеллаж из тёмного дерева вмещал в себя тысячу книг. Черные толстые корешки томиков Кастанеды напирали на тоненькое сочинение Алистера Кроули. Верхние полки оккупировали справочники по травам. Рядом со стеллажом в пол комнаты врос большой письменный стол. На нём в ряд выстроились массивные шкатулки, в которых затаились амулеты, камни и другие удивительные вещи.

Читать дальше...

Бегемот по прозвищу Паха

Он был массивен и изворотлив. Словно хотел доказать: жирный не значит неповоротливый. Паха все время куда-то ехал, кого-то ловил и даже от кого-то скрывался. Он не вписывал себя в правила. И в этом была его сила:

— Понимаешь, есть такие строители... Они хотят сделать как в книжках. Ну вот как из учебника... И ты знаешь... Правильно в стройке не заработаешь.

Паха веровал, проповедовал, исповедовал и был главным евангелистом русского менеджмента в бизнесе, который базировался на двух столпах. Первый — никогда не приходить вовремя. Он умудрялся опаздывать даже к заказчикам на собрания. Однажды директорат его прождал несколько часов. Иностранный топ-менеджер был в отчаянии. В Германии он с таким не сталкивался. Паха в тот день не появился. Вообще. И даже не перезвонил.

Читать дальше...

Как жулики читать меня научили

Писателем я хотел быть всегда. Толстая соседка, выпив дачного вина, поинтересовалась:

— Кем ты хочешь быть?

В семь лет мне этот вопрос уже казался глупым и пошлым. Хотя я знал на него ответ:

— Писателем.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен