Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Рассказы / 29.09.2019 / 17101

Бразильеро

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Часть I. Вёрей

Глава II. Клуб путешественников

Бразильеро долго отмывался в душе. Запах рыбы не уходил. Мужчина отчаянно промывал нос — казалось, что невидимые частички попали и туда. В конце концов он сдался, надел чистое и отправился встречать гостей. Сегодня настоящий праздник — в домике, где он жил появилась девушка.

Вёрей по большей части холостяцкий остров. Проблема секса стоит остро. В самом начале в баре Бразильеро попалась на глаза одна девица и он даже покатил с грохотом свои яйца. Добрые соседи остановили. Объяснили на ломаном английском, что девица — единственная дочка единственного же полицейского на острове. Дело может плохо кончиться — аборигены не одобряли связей местных девушек с залетными джентльменами.

"В юности он никогда бы не позарился на девушку даже с намеком на целлюлит. Нынче же по утрам были видения большой шершавой женской попы."

Сегодняшняя прелестница из пришлых. Это хорошо — может что-то и будет... Старший товарищ как-то говорил Бразильеро:

— Ты же выбрал жизнь моряка... А тут какие бабы? Знаешь как говорят про Архангельск? Тоска, доска и треска. Вот это тебя и ждёт. А бабы ждать тебя не будут. Даже не надейся.

Бразильеро и не надеялся. Пять лет назад он покинул родной город. Думал, что в поисках приключения. Оказалось — в поисках себя. И вот теперь эта Одиссея занесла его на никому не нужный остров, единственное предназначение которого — укрывать беглецов, чтобы те обрабатывали треску...

Раздался стук в дверь. Это гости — новая партия беглецов. Первой впорхнула худенькая рыжая исландка. Бразильеро аж засмотрелся. В родном Краснодаре про такую сказали бы:

— Ишь ты, пигалица.

Но после полутора лет воздержания Бразильеро в эротических фантазиях виделась даже толстая местная девка-давалка. В юности он никогда бы не позарился на девушку даже с намеком на целлюлит. Нынче же по утрам были видения большой шершавой женской попы. На этом фоне исландка казалась Афродитой не вышедшей, а вылетевшей птицей из бурлящего холодного моря. И хоть она не трещала как радиодиджей по утрам, была не просто спокойно, а даже чуток меланхоличной, Бразильеро залюбовался. Чувствовалось присутствие женщины. В его маленькой квартирке теплело…

Компания тем временем устраивалась в гостиной. У литовских моряков, что заглядывали на остров с контрабандой, Бразильеро раздобыл два литра водки. Само по себе праздником — на Вёрей напряжёнка с выпивкой.

— Заседание клуба путешественников объявляю открытым! — громко заявил Бразильеро. И добавил чуть тише: будь проклята дурная передача.

После первого тоста помолчали. Новенькая стала тихо рассказывать анекдот:

— Однажды потерялся утёнок и скунс. Оба сидят в печали — не знают что делать, где они и кто они. Скунс говорит утёнку:

— Давай поможем друг другу. Вот смотри: ты жёлтый и крякаешь. Значит ты утёнок.

Девушка помолчала и продолжила также тихо и неторопливо:

— Утёнок обрадовался и ему тоже захотелось помочь скунсу. Смотри, говорит, утёнок. У тебя длинный нос и от тебя плохо пахнет. Значит, ты — пакистанец!

Компания засмеялась.

— Последние несколько лет мы с Биллом жили в Лондоне, — объяснила девушка. Бразильеро наконец-то приметил, что она не одна, а с долговязым парнем. — Мы жили в районе, где было очень много пакистанцев. Временами было очень страшно.

— Страшнее Вёрей? — спросил англичанин Боб. Боб был мрачен. У него была самая скучная история появление на острове. После развода с женой, он не платил алименты. И строгий лондонский суд отобрал у корпоративного программиста жилье. Спокойная серая ткань жизни стала рваться и в странном порыве Боб отправился на Вёрей. Он умудрялся обдавать презрением и остров невезения и родной Лондон. В каждом разговоре пытаясь понять, будто для себя, а что хуже? Впрочем к тусовкам он присоединялся редко. Чаще запирался вместе со своей обидой и всё свободное время играл в компьютерные игрушки. В отличие от реального, к виртуальному миру у алиментщика претензий не было. Тот его не обижал.

— Вёрей не самое плохое место, — вступился за остров Бразильеро. — Здесь красиво — кто-нибудь ходил на другой конец острова? Там остатки построек бывших жителей… Немного другой воздух и другая атмосфера… Когда дохожу туда… Там чувствуешь — остров принадлежал викингам и сам задумываюсь — возможно и во мне течет кровь викингов.

— Это Европа. Тут куда не плюнь — каждый потомок викингов. Норвежцы — викинги, исландцы — викинги, датчане — разве не викинги? Ты сам откуда?

— Я из России.

— Видишь, у нас теперь даже в России все викинги… А скоро появятся ещё пакистанские викинги. Почему нет? А что, у нас по Лондону будут разгуливать пакистанские викинги и русские викинги… И объясни мне, Бразильеро, почему тебя зовут Бразильеро, если ты живешь в Норвегии, а сам из России? Кто ты и откуда, викинг?

— Если вы не хотите видеть Бразильеро в Лондоне, то мы будем рады принять русского викинга у себя в Исландии, — исландка вмешалась в разговор.

— Выпьем за русских викингов, — поддержал её парень.

Дальнейшую вечеринку будто миксером сбили. Сбились темы, языки, обрывки отдельных фраз плавали в этом странном коктейле. Откуда-то к водке появлялись другие напитки, усиливая сюрреализм пьянки.

Англичанин Боб пытался вяло домогаться испанки Хулио. Девушка же вяло в ответ пыталась соблазнить его уроками родного языка.

— В Испании никто не знает английского. Ты не выживешь в Испании, — авторитетно заявляла она.

— Ты горячая девушка, — невпопад отвечал ей Боб.

В конце концов оба утомились беседой и задремали на тахте. Подданный её величества время от времени попытался незаметно положить руку на филейную часть гражданки суверенного государства Испания. Гражданка напрягалась, тело её становилось холодным и деревянным. Рука англичанина соскальзывала вниз.

Литовец Виктор, зашедший в гости в середине вечеринки, позвал Бразильеро покурить на улицу. От кровосмешения английского с другими языками у Бразильеро болела голова. Он был рад поговорить на русском. Хотя собеседник и задал самый нелюбимый вопрос:

— Не спрашивал… Сейчас хочу узнать. Почему ты здесь оказался?

— Я уехал в 98ом году из России. Кризис, делать там было нечего. Денег не заработать. Сделал паспорт моряка и в путь... по морю ходил на судах рыболовных...

— Что оканчивал?

— Мореходку в Краснодаре.

— Отлично. Есть у нас дело, как раз с кораблями связано...

— Водку контрабандой возить?

— Ну зачем водку... Ты сам подумай, чего тут тебе делать? Будешь ещё десять лет треску сушить? Или на селёдку перейдёшь для разнообразия? — ехидно заметил Виктор.

Бразильеро молчал. Второй раз за пьянку ему задавали неприятные вопросы. Многовато для одной вечеринки. Даже в России многовато. И уж тем более на Вюрей, где собирались только грешники. Праведников не было. Почему же каждый неудачник здесь и сейчас хотел наставить на путь истинный?

— Подумай над моим предложением. И свяжись со мной, — сказал Виктор.

— Ок. Спасибо, — пробормотал Бразильеро. Он зло кинул бычок и вернулся в квартиру. В воздухе кислый запах пота и неудовлетворенных сенсуальных надежд.

— Объявляю заседание клуба путешественников закрытым! — зло сказал Бразильеро по-русски. Потом начал выпинывать стихийно образовавшиеся парочки. Первыми жертвами были Боб и Хулио.

— Пиздуй, пиздуй отсюда. Ауфидерзейн!

— Гитлер, — пробормотал Боб.

— Хэндэ Хох! — ответил Бразильеро. Он расчистил свою тахту и упал на неё.

Читать третью главу

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса
Автор в - Facebook
Автор в - VK



Собрание собственников

Жизнь мирно протекала в кипрском посёлке имени Афродиты. По утрам чирикали птички. Коты объединялись в банды, а потом на стрелках выясняли — кому достанется территория у самых сердобольных хозяев, а кому у помойки. Владельцы недвижимости начищали до блеска свои аккаунты в Airbnb и ждали приближения высокого сезона. Сезона, когда из-за жары днём городок будет вымирать, а море успокоится и перестанет биться в истерике о волнорезы, вследствие чего в воде появятся стайки детишек, а пьяные русские косяками поплывут за буйки...

Читать дальше...

Майбах, воскресай!

Светловолосый мужчина сгорбился у подъезда. Он жадно втягивал дым сигареты. Почти всасывал её. «Перед смертью не накуришься», — улыбнулся собственной мысли. Взгляд зацепился за молодого парня на новеньком Майбахе. Тот буквально гарцевал на своём Мерседесе. Хотел впечатлить публику у входа в модный французский ресторан.

Читать дальше...

Как я был националистом

— Танцуй! — мне на ноги был направлен пистолет. Не боевой. И даже не травмат. Пневматика. Сжатый воздух толкает вперёд металлический шарик. Тот летит чуть больше 10 метров. Маленькая дробинка пробивает одежду и её потом нужно долго выковыривать из своего мяса.

Потными ладошками я сжимал два своих ножа. В правом кармане большой складной нож. В левом — китайская подделка под настоящий швейцарский. Скорее для понта и утяжеления удара. Убить или поранить им — дело сложное.

Читать дальше...

Тёмная Сторона Бизнеса

Тёмная Сторона изменчива, непредсказуема и неизведанна. Неизведанна кстати и самими авторами. Когда-то мы думали, что создали удачный сайт, бизнес... То лишь была наивность и самонадеянность двух юношей. Мы ничего не создали. Мы не воплотили своей идеи. Напротив. Идея Тёмной Стороны воплотилась через нас, открыв нам же свой мир. А мы путешествуем по нему и ведём путевые заметки.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен