Loading...

Для просмотра всех материалов на сайте Вам необходимо зарегистрироваться.


Жизнь / 31.07.2019 / 1577

Главный вопрос эмиграции

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Валит народ из страны. Причем занимается этим уже лет двести. Гоголь любил писать в Италии, Ленин в Швейцарии, а сегодня главные патриоты России предпочитают британское гражданство. Присягнут королеве и давай рассказывать о судьбах родины. Родина уже лет тридцать как поняла: не фиг держать границы на замке, пусть народ валит. Потому что свалив человек вынужден ответить на главный вопрос современности: ты кто такой?

Вы можете бесконечно совершенствовать своё произношение и блистать им на светских раутах или во время игры в гольф. Но люди будут чувствовать — чужак

Некоторые особо тормознутые товарищи пытаются ответить на этот вопрос так:

— Я же денежный мешок!

Отрыгнув Европа отвечает:

— Деньги есть у всех, тут ты меня не удивил.

После чего эмигранты совершают главную ошибку. Они пытаются мимикрировать под окружающую действительность. Типа мы такие хамелеоны. Начинаются все эти хождения по мукам (а это муки менять себя в сорок лет) с языка. Идеальный английский, произношение, правописание. Один деятель пару лет потратил на эти мытарства. Итог?

— Позвольте, ну тут же у вас ошибка в письме, — делает знаток языка замечание британцу.

— Ты пойми, правила все эти английского языка придуманы для вас, для иностранцев, чтобы с вас деньги брать за учебу. А мы, британцы, пишем так как хотим, — был ему ответ.

Два года бился с языком, а своим не стал. Второй предприимчивый и уже не очень молодой человек пошел по другому пути. Он решил поддерживать уровень жизни как у аристократов. Это удовольствие со всеми пирогами обходилось ему в достойную сумму до 100 тысяч фунтов ежемесячно. Возникла одна загвоздка. Деньги на это удовольствие генерил ему вполне себе российский бизнес. Несколько лет давал стабильный денежный поток. А потом напор стал снижаться. Насос исхудал и не мог качать в прежнем объеме. Тут-то и выяснилось, что все эти связи, к которым он стремился, на которые он тратился так охотно, помочь ему ничем в его беде не могут. Клубная карта действует ровно до того момента, пока счет пополняется. Забыли пополнить? Заблокирована. Своему конечно же помогли бы. Да только он не свой.

Возникает вопрос: а как своим-то стать? Вопрос это дурацкий. Потому что правильный вопрос: можно ли стать своим в другой стране? С Тёмной Стороны огорчают: своим стать нельзя. Вы можете бесконечно совершенствовать своё произношение и блистать им на светских раутах или во время игры в гольф. Но люди будут чувствовать — чужак. Представьте себе обратную ситуацию — джентльмен из Лондона потратит лет десять на изучение арго, понятий и воровской культуры, а потом в глухой провинции завалится к ребятам со двора. Чисто так, посидеть-попиздеть. Не, ну если он там пивасика поставит и гашиш у него с собой будет, его даже вежливо послушают. Но когда гостинцы будут употреблены по назначению, в лучшем случае скажут:

— Пиздуй отсюда, дядя!

А не поймет, так помогут добрыми пинками найти нужное направление. Скажу по себе, много разных дел приходилось иметь и с гопотой. Вообще ни разу не думал, что стал своим. И никогда не пытался выучить блатное наречие и запомнить все понятия. Знал — я другой. И они знали — Коля — он по другой теме. И это не помеха и выпить, и баб обсудить, и дело сделать, и бабки поколоть. Наебать конечно же пытались. Ну да нет в том их вины. Наебывать своего плохо, а чужака — милое дело.

И с точки зрения меня-чужака мало чем отличаются гопники из подворотни от лондонских джентльменов. Стать своим нельзя. Можно общее дело сделать и денег заработать. И если вас эта задача заботит, то есть к ней ключик. Это вопрос: а как стать интересным?

У лондонских джентльменов свои заморочки, у китайцев — свои. Люди, везде люди, у них потребности возникают ежедневно. Что-то им хочется, чего-то они боятся. Вот мы с коллегами занимаемся темой крипты. И она одинаково любопытна народу с разных континентов. И если она интересна конкретному джентльмену, то срать ему с высокой колокольни на мой английский, внешний вид и состою ли я в каком клубе. Ему свою узкую задачу решить надо. И прислушиваться он будет к моему корявом английскому будет больше, чем к английскому своих корешей. Потому что свой своему конечно поневоле брат. Однако верно и другое: нет пророка в своем отечестве.

Дело еще в том, что крипта формирует свой клуб, где наравне высказывают мысли известные актеры, спортсмены, бизнесмены, крупные IT-шники. И здесь нет все этих статусов: кто лорд, а кто гопник. Твой статус определяется твоими действиями (что ты сделал для крипты) и твоими мыслями на тему крипты. Но это касается не только криптотематики.

Это верно и для сообщества спортсменов, коллекционеров, айтишников и даже строителей. Каждая тема формирует свою иерархию, которая не привязана к национальным статусам. И через эту тему ты уже свой. Вспомните, так было и с космосом. Гагарин — это интернациональный герой. И он никогда бы не стал «идеальным» британцем, даже если бы хотел. У него была другая ценность. Как-то так. А про Гагарина… Это уже другая история.



Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса
Автор в -
Facebook
Автор в - VK



Если..., то...: error

— Я сейчас сворую эту базу клиентов, а потом получу десять тысяч долларов от заказчика, а потом закрою долги и будет... — говорил мне знакомый хакер.

В его голове выстраивались причудливые связи. Там было много допущений. Что у заказчика на базу конкурентов есть деньги. Что заказчик захочет их заплатить. Что хакер эти деньги в конце концов... Да и не важно— чего он там напридумывал. Давайте я вам расскажу: что было потом.

Читать дальше...

Тугодум в мире торопыг

Время диктует, в наше время нужно действовать быстро... И особенно мне нравится: «в наш стремительный век»... Некоторые речевые штампы верными не делает даже их популярность. Наш век не такой уж стремительный, как это принято считать. Я это отчётливо вижу в искусстве. Разве стали люди писать картины быстрее? Нет. Расскажу вам такую историю.

Читать дальше...

Фитнес

Потные девушки в ряд сидят на тренажерах и крутят педали. На лице каждой звериная решимость, такие практически одинаковые антивандальные лица. Они верят, что каждое движение приближает их к прекрасному принцу. Фитнес-центр располагался на первом этаже казенного здания. Внешняя стена зала была стеклянный. Прохожие могли наблюдать как девушки потеют за прозрачной перегородкой. Видимо это должно было стимулировать зевак к активным движениям...

Читать дальше...

Госпожа Удача

У меня есть только одна госпожа. Госпожа Удача. И я ей не изменяю. За свою верность приходится расплачиваться отношениями с людьми. И все отношения с девушками распадались исключительно из-за верности Удаче. Меня называли дураком, смеялись надо мной. Рекомендовали покинуть то один бизнес, то другой... Но я был ей верен. А она верна мне. Я об этом вспомнил недавно.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен