Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Жизнь / 06.02.2021 / 1833

Уязвимый эмигрант

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Переезжает человек жить в новую страну. На старость денег накопил, в Лондон детей учиться отправил. В невидимой анкете галочки расставлены... И в эмиграцию подался, чтобы насладиться сытой и спокойной пенсией. Держаться старается потише. Новую страницу биографии своей пишет в соответствии со всеми правилами и законами новой родины... А в ответ получает увесистый удар:

— Паспорт забирают и счета морозят. За что? Я ведь ничего не делал! — недоумевает пенсионер.

Вот именно за это и гонят. Мысль о спокойной пенсии сама по себе глупа и абсурдна. Пока мы где-то живем, мы взаимодействуем и с обществом, и с государством. Они на нас влияют. И от них не спрятаться за забором. Каким бы толстым и высоким он не был.

Социальные связи — это универсальная валюта, которая легко конвертируется в любые блага.

А с учётом того, что старая система власти меняется, то под раздачу может попасть любой. Тем более, какой-нибудь экс-коррупционер. Будь то в Майами или на Кипре. Десять лет их будто и не замечали, а сейчас к ним появились вопросы. Закономерно. Новорожденной властной машине требуются новые жертвы. Инфантильные эмигранты-капиталисты на эту роль подходят идеально. Принцип «я не высовываюсь — меня не трогают» в их случае точно не работает...

Поэтому сколько бы у вас не было денег... Думать, что после переезда вы в безопасности, т.к. Интерпол не возбуждается по поводу финансовых преступлений в России... Думать так, по меньшей мере глупо, а то и опасно. Напротив, эмиграция ставит человека под удар. А если он ещё и богат, то вероятность атаки на него растёт пропорционально имеющемуся капиталу. Ведь такой объект — сладкая мишень. Для того есть веская причина.

Эмиграция — это обнуление социальных связей. А именно социальные связи дают человеку и деньги, и защиту, и здоровье, и ещё много полезных плюшек. Социальные связи — это универсальная валюта, которая легко конвертируется в любые блага. В отличие от денег, при конвертации которых в ту же безопасность, приходится мириться с высокой комиссией.

Капитал сам по себе — это не ресурс. Миллион долларов при гнилом и алчном партнёре — это вообще антиресурс. Множество раз было, когда попав в переплёт, человек думал:

— Ну, я же всегда смогу откупиться... Это всё не проблемы, это расходы...

А ему юристы (называющие себя партнёрами) поддакивают:

— Конечно, конечно...

Про себя же думают: «клиенты, вы — лохи». И смотрят на жертву своей корысти с лёгкой жалостью. Но подбадривают:

— Мы обязательно выиграем это дело!

Несколько лет назад жена одного известного деятеля надумала разводиться в Лондоне. Тот в новой стране, кстати, сразу приступил к наращиванию связей. К моменту расставания с супругой уже знал реальные расклады:

— Возьми двадцать миллионов и подпиши бумаги... Тебе же хватит на жизнь, а детей я не брошу. В любом случае буду поддерживать, — предлагал муж.

Только вот жена, простая советская домохозяйка, контактами в Англии не обзавелась. Поверила заморским адвокатам, найденным по объявлению. Они так сладко пели:

— Какие двадцать? Он вас не уважает! Мы заберём у него двести. И это минимум. Может быть и больше.

Итог многолетней тяжбы: супруга забрала двадцать миллионов минус расходы на юристов, минус расположение бывшего, минус отношения с детьми. Это ещё лайтовый пример. Сколько людей, ввязавшись в войнушку или даже развод, оказывались по итогу в тюрьме или вообще на том свете? Даже вспоминать не хочется эти грустные истории. Но держать их в уме всё же стоит. Ведь некорректное поведение героев тех не спетых и не написанных баллад базировалось на ошибочной мысли:

— Деньги — это моя защита.

Наивнее только те, кто думают будто, сами деньги могут быть под защитой... Ну-ну, говорим таким. Товарищи, которые хранили свои сбережения в кипрских банках до сих пор от злости зеленеют, вспоминая тринадцатый год. Тогда государство объявило:

— Чтобы наша финансовая система не рухнула, мы все вклады забираем. А чтобы вкладчикам обидно не было, мы им акции банков-банкротов выдадим.

Были вкладчики довольными миллионерами, стали грустными акционерами. Аборигены-то не сильно пострадали, а пришлых постригли от всей широты кипрской души. Те, кто умнее, отнеслись к ситуации без радости, но спокойно, мол, заплатили за полезное знание: частная собственность уязвима не только в России. Кто поглупее, те ругаются исключительно на киприотов. Так и не поняли, что банковский счёт — это как аккаунт в Ютубе или Твиттере. Захочет компания и закроет в один момент, даже не покраснеет.

Корпорациям всё равно: миллионер вы или миллиардер. Как показывает практика — хоть президент США! Власть-то корпораций утверждается как раз через жертвоприношения. Чем жирнее жертва, чем громче она визжит о несправедливости, незаконности и противоправности — тем больше энергии получит система. Народ смотрит на спектакль и вывод делает:

— Если такого мощного нагнули, то мне-то и вовсе дёргаться не стоит... Кто я такой по сравнению с ним?..

Но и это мнение — всего лишь заблуждение. В качестве мишеней и государства, и корпорации стараются выбирать лёгких жертв. При определении «лёгкости», палачи смотрят не на состояние банковского счёта, а исключительно на то, сколько у человека актуальных связей. Есть, к примеру, известный русский инвестор Юрий Мильнер. Он создал новую премию для учёных, устраивает тусовки для стартаперов и инвесторов в долине. И в данный момент он находится под большей защитой, чем миллиардеры, которые живут по принципу: «ну я же не высовываюсь, я же на пенсии, я же местных законов не нарушаю»...

— Легко обрастать связями в молодости... Всё само собой складывается. А как их выстраивать, когда тебе за пятьдесят? А за шестьдесят? — возмущаются эмигранты растерявшие юношеский пыл и природную гибкость.

Однако, и возраст тут ни при чём. Вот Паша Дуров молодой, энергичный. А всё же и ему бы стоило повнимательнее присмотреться к тому же Мильнеру.

Связи, которые надёжней денег оберегают в трудные периоды жизни, выстраиваются через помощь. Об этом знал Эндрю Карнеги. Он в начале ХХ-ого века продал свою компанию за 480 млн.долларов. Сейчас это бы равнялось 400 млрд. долларам. Вот уж реально сказочное богатство. Короче, американский металлург стал самым богатым человеком в мире. Но Карнеги не думал о спокойной жизни пенсионера-эмигранта. Хоть и уехал в Ирландию. Понимал металлург: насколько иллюзорны деньги, не подкреплённые крепкими контактами. Поэтому как патетично пишут «Карнеги посвятил свою жизнь благотворительности».

— Знаем мы эту благотворительность... На этих благотворительных балах и аукционах еды съедается и вина выпивается на суммы большие, чем потом на дело собирается, — заметят циники.

Ну, так и на Тёмной Стороне циники собрались. И мы, с высоты этого цинизма, скажем: суть благотворительности — это тусовка с хорошим имиджем. Пренебрегать ей глупо и даже опасно. Поэтому любые инициативы: от спасения и содержания морской черепахи до стипендий студентам и премий учёным или шахматистам... Вся эта, на первый взгляд бессмысленная, деятельность на самом деле наращивает и укрепляет социальные связи.

Формировать же в эмиграции связи лучше по принципу молодости. Но если в молодости у вас были друзья, приятели, однокашники, которые широко закрывали дружескими отношениями и знанием совместных тайн широкий диапазон вопросов, то в данном случае эмигрант на личных связях формирует правильный имидж, правильное мнение о себе. Это гигантская работа. Но, к сожалению, даже она не всегда может спасти от «любви» новой родины, правительств и специальных фискальных органов.


Ещё о свободной жизни:

Главный вопрос эмиграции
Найденные слова
Многовкусие богатства
Про мечты и мостостроителей
Власть процесса. Свобода от процесса


Сомнительная несомненность. Красная, синяя или монпансье?

Нужда для многих — это опора. Необходимость структурирует день человека и лишает человека сомнений. А к точкам несомненности стремится любой обыватель. Необходимость проснуться в семь утра, необходимость пойти на работу, необходимость позвонить клиенту... Чем больше таких необходимостей, тем легче дышится простому человеку.

Читать дальше...

Многовкусие богатства

Есть ли разница между тусовкой интеллигентов и собранием хулиганов? Между компанией скинхедов и бандой социологов-психологов-филологов? Между теми, кого относят к интеллектуальной элите и любителями уличных драк? С юности искал отличия. Не нашёл.

Конечно, разнилась стилистика и авторитеты, которых поминали в беседах:

— Слышал, чё Толстый на днях отмочил? — интересовались гопники.

— Читал последнюю книжку Пелевина?— любопытствовали «интеллектуалы».

Читать дальше...

Меня переехал трактор

Ага, обычно я так и говорю. Будто трактор ездил по мне всю ночь. Болят суставы. Болит все тело. Подташнивает. Желания всего два: пожрать и поспать...

Вы прослушали короткое описание на тему — как я определяю, что набрал энергии? Проснулся в таком состоянии — значит набрал. Почему так?

Читать дальше...

Что такое отдых? Ответ балбеса

Компромиссы рождают усталость. Поверьте, когда-то я общался с уставшими людьми. Мои ровесники выглядят зачастую так, будто они старше меня лет на десять. И дело не в весе, с которым они борются в унылых спортзалах. И дело не в цвете лица, который они пытаются поправить витаминными комплексами. И дело не в больной спине, которая ноет у них уже в двадцать с хвостиком… Дело в их жизненных компромиссах.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен