Loading...

Приветствуем вас на Тёмной Стороне! Здесь исследуют вопросы, которые не принято задавать. Ещё полторы сотни лет назад, для входа к нам пришлось бы принести клятву на крови. Сегодня достаточно зарегистрироваться.


Менеджмент / 11.06.2020 / 1716

Резюме — от идейного журналиста к бессмысленному коммерсанту, а от него к акуле пера

Николай Мохов, автор с Тёмной Стороны Бизнеса

Моя подруга подарила стиляжную изумрудную рубашку. Моя девушка чуть ли не сама смастерила напульсник. Ну и я сам себя тоже не обделил — обрился налысо в честь праздника...

День рождения удался на славу. Друг Даня от радости заснул прямо на полу. Я его разбудил рано утром:

— Мне теперь восемнадцать. Поедем устраиваться на работу во взрослую газету.

Взрослая газета была самым модным деловым региональным изданием. Когда-то её стотысячные тиражи расхватывались как горячие пирожки. Популярность была страшная. Народ с любопытством рассматривал карикатуры на власть придержавших. Потом газету купили тот, кто в регионе придерживал власть. Карикатуры и статьи лишились главного ингредиента в масс-медиа — перца. Скандальности. А сама газета потеряла популярность.

Дерзость и незнание правил приличия — два главных орудия молодости

Однако я помнил её в лучшие годы. К тому же в провинции не так много достойных мест для журналиста. И я надел на правую руку напульсник, застегнул изумрудную рубашку и протер свою лысую голову. В зеркало посмотрелся. Одним словом — красавчик.

С Даней мы уселись в трамвай. Адрес редакции подсмотрели в выходных данных. И ведь не соврали в газете (возможно, только в этом и не соврали) — располагалась она там, где и было написано.

— Молодые люди, а вы куда? — спросила блондинка на ресепшене.

— Мы к главному редактору. На работу устраиваться, — ответил я. Даня подмигнул девушке (понравилась ему). Девушка содрогнулась. Вид у моего друга был как у парня, которого выгнали из цыганского табора за антисанитарию и злостное нарушение правил личной гигиены...

— Подождите на диване...

И мы совершили ошибку. Мы сели на диван. Вы когда-нибудь пили водку всю ночь? Помните ту обманчивую бодрость наутро? А потом на вас наваливается медвежий сон. Стоит только найти для себя местечко потеплее. И мгновенно вырубаешься.

— Эээ... Молодые люди, а вы по какому делу? — Нас разбудил коренастый тип. Он крутил в руках очки в золотой оправе и с подозрением глядел на нас. Два жизнерадостных рахита (один низкий и с длинными волосами, второй высокий и лысый) отвечали ему хором:

— Мы журналисты...

— Молодые журналисты...

— Хотим у вас работать...

— И не уйдём отсюда пока не получим редакционного задания! — заявил я и, повертев тощим задом, закрепился на мягком диване. Позой своей хотел придать вес заявлению. Продемонстрировать миру, так сказать, непоколебимость своего намерения.

Наш собеседник прочитал лекцию об истории газеты. О том, кто в ней работал. И всем своим видом он показывал, что нам лучше пойти домой. Но намеков мы не понимали. Дерзость и незнание правил приличия — два главных орудия молодости. Вот мы из них и били как могли и куда могли:

— Отлично! Нас устраивает ваша газета.

— А вы где-нибудь работали?

— В «Студенческом городе», в «Университетском проспекте»... Вот мы и портфолио своё взяли. А ещё я дисками торговал, а Даня котлеты лепил...

— А интересно-то вам что? Помимо музыки и котлет?

— Нам всё интересно... Давайте обсуждать темы для статей.

В конце концов нам выдали по три редакционных задания. Нарекли внештатными корреспондентами (это дно журналистское — не платят ничего, а спрашивают за все). И мы начали получать нищенские гонорары за то, что целыми днями бегали по всему городу — собирали фактуру, а потом эту фактуру превращали в статьи. Статьи редактировались нещадно. Комментарии нам редактора писали матерные. А толстая бухгалтерша говорила:

— За какой месяц гонорар? За июль? Коля, мы ещё за март всем не заплатили.

Хотели работать во взрослой газете? Получите и не жалуйтесь. Были и плюсы. Как модные журналисты мы ходили на премьеры фильмов, брали интервью у режиссёров, попадали на вечеринки местного истеблишмента и удостаивались чести наблюдать как пьяный губернатор гнусавил в микрофон:

— На ковре из жёлтых листьев
В платьице простом,
Из подаренного ветром крепдешина,
Танцевала в подворотне осень вальс-бостон...

Жулики любят плаксивые песни...

Наши однокашники спрашивали:

— Как вы устроились на работу?

И я честно рассказывал про изумрудную рубашку, напульсник и то, что с пятнадцати лет знал: я могу устроиться на работу в любое понравившееся место. Достаточно прийти, объявить о своём желании и не уходить без задания. В большой организации вечно рук не хватает. А как только коготком своим кошачьем зацепился... Ну вы поняли.

Между прочим. По той же схеме устраивался на работу и мой знакомый. В 90-ом году он...


Работа? Работа! Работа... Тогда вот еще:

Как подключиться к корпоративной розетке
Хождение по офису
Принцип неопределенности корпорации
Управление дистанцией


Гипноз рынка

Я всегда с лёгкой завистью смотрел на Аню. Аня не была обладателем несметных богатств. Аня не блистала интеллектом. Напротив в местной тусовке за ней закрепился образ рыночной хабалки. Но было у неё одно качество, которое завораживало.

Читать дальше...

Ложные цифры

Звонит один криптодеятель:

— Коля, я узнал, что у тебя среди знакомых почти все строители Москвы и области. Можешь с кем-нибудь познакомить?

— А ты чем сейчас занимаешься?

— Я тут устроился работать...

Читать дальше...

Торгаш

"Они - торгаши", говорила презрительно мама про соседей. Подразумевалось, что есть почетный труд, а есть занятия хуже криминала. Например, торговля. Мне же с детства нравились деньги. Любил и монетки, и бумажки. И первые опыты в продажах я ставил ещё на одноклассниках. С двенадцати лет мне платили за сочинения. С тех пор - бесплатно не писал. А в пятнадцать вообще встал за прилавок.

Читать дальше...

Бразильеро

Пальцы дубели от холода. Рукавицы поверх перчаток, зимние сапоги... Все это не спасало от ветра сурового. Рядом ледовитый океан. Оттуда что ли дует?

— Бразильеро, ты чего отвлёкся? Подцепляй... — скомандовал бригадир. Он следил за тем, чтобы работники быстро развешивали сушиться рыбу.

Бразильеро с ненавистью посмотрел на треску. Треска, треска, треска... Тот, кто не жил в северной Европе не поймёт значение этой рыбы. Очень удивится, узнав, что во второй половине двадцатого века Исландия трижды готова была начать войну с Англией из-за трески.

Читать дальше...

Если не стоит или рецепт Магического секса

Влюбился я в семнадцать лет. Прямо сильно-сильно. Ну а кто в семнадцать лет не влюблялся? И вот у нас с прекрасной девушкой свидание, постепенно переходящее в горизонтальное положение. Естественно хотелось силу свою молодецкую показать, мощь свою сексуальную. А от всего волнения — натурально не встал. И девушка-бедняжка, старается, а все без толку. Поволновались мы вместе с ней минут пять-десять — лучше не стало.

Читать дальше...

Время отца

Вообще отец сыграл со мной злую шутку. Мы с ним редко общались, но всегда после разговора я пребывал в лёгкой задумчивости. А то и в не очень лёгкой. Так, в пять лет папа мне сказал: «Нельзя представить две вещи: вечность и бесконечность». Я всегда имел непокорный характер. И поэтому тут же сел воображать ту самую вечность и бесконечность. И пускать слюни.

Читать дальше...

Продолжая работу с сайтом, вы даете свое согласие на использование нами cookie-файлов. Они необходимы для оптимальной работы сайта и помогают сохранять ваши настройки.
Согласен